Пляска святого Вита-2020

Пандемия коронавируса свидетельствует: мы не готовы к вызовам будущего
Ян Авриль | Fitzroy Magazine

Посмотрим на три крупных кризиса последних лет. 

Во-первых, мировой финансовый кризис 2008 года. Связан он был с тем, что обнадёженные внешним благополучием экономики американские банки начали во множестве выбрасывать на рынок высокорисковые деривативы. Говоря проще — выдавать кредиты, в том числе ипотечные, гражданам с низкими доходами и плохой кредитной историей, то есть закачивать в экономику ничем не обеспеченные, “пустые” деньги.

И вот тут сразу же возникает вопрос — а что, нельзя было предвидеть элементарную вещь: если надувать денежные пузыри, то они в конце концов лопнут? По-моему, это должно было быть ясно даже ежу. Однако светила мировой экономики почему-то не били в набат, не выступали с тревожными предупреждениями, а политики США не принимали никаких профилактических мер. В результате — крах банков, резкое снижение спроса, падение цен на сырье, рост безработицы, рецессия, которая охватила собой практически весь мир.

Во-вторых, это глубокий геополитический кризис. После вторжения войск западных стран (прежде всего, разумеется, США) в Афганистан, Ирак, Сирию, Ливию, почти весь Большой Ближ­ний Восток стал зоной хаоса: непрерывные гражданские войны, разруха, нищета, миллионы беженцев, более 500 тысяч жертв среди военных и гражданского населения.

И опять возникает вопрос — а что, нельзя было предвидеть простую вещь: если попытаться силой установить демократию там, где для неё нет никаких исторических оснований, то произойдёт катастрофа? Демократизация — процесс долгий, требующий преобразования всей традиционной культуры, он, что неоднократно продемонстрировано историей, занимает несколько поколений. А если просто обрушить авторитарный режим, то мгновенно обострятся сдерживаемые им религиозные и этнические противоречия. На мой взгляд, это совершенно очевидный момент, но почему-то упорно не замечаемый западными политиками.

И наконец третий, наиболее показательный кризис — нынешняя эпидемия коронавируса. Вот краткая хроника предшествующих десятилетий: 1995 г. — коровье бешенство (болезнь Крейтцфельдта -Якоба), 2002 г. — атипичная пневмония, 2003 г. — птичий грипп, 2009 г. — свиной грипп, 2012 г. — ближневос­точный респираторный синдром, 2014 г. — геморрагическая лихорадка Эбола, ну и, конечно, эпидемия СПИДа, которая началась еще в 1980-х годах и продолжается до сих пор.

Эпидемические вспышки следовали одна за другой. Тут уже не только ёжик, но и голотурия (“морской огурец”) сообразила бы, что вскоре за ними грянет настоящая пандемия. И что? Кто-нибудь из крупных политиков заявил на весь мир о надвигающейся катастрофе? Кто-нибудь из них начал готовить страну к будущим потрясениям?

Нет, всё обрушилось, как кирпич на голову. Пришёл коронавирус, и оказалось, что не хватает врачей, младшего медперсонала, больниц, лекарств, медицинских масок, оборудования, спецодежды и т.д. и т.п. Главное — никто поначалу не понимал, какие меры следует предпринять: принимались либо не те, либо те, но не системно и с большим опозданием. В результате эпидемия стала распространяться как лесной пожар.

Зато теперь действия мировых властей напоминают “пляску святого Вита”. Есть такая болезнь, характеризующаяся спонтанными и беспорядочными движениями, часто вычурными и гротескными, словно человек исполняет некий безумный танец. То же самое у современных политиков: от полного безразличия к пандемии коронавируса на первом этапе — до судорог нынешних чрезвычайных мер. И те же самые конвульсии у обычных граждан: от пренебрежения очередной вспышкой “простуды” до панической скупки лекарств, масок, продуктов питания, туалетной бумаги и даже — до отдельных нападений на магазины.

Пляска святого Вита зародилась на исходе Средних веков, когда, усиливая хаос распадающегося старого мира, по Европе прокатывались эпидемии чумы и сифилиса. Считалось, что танец перед статуей святого спасёт от болезней. Однако она быстро превратилась в настоящую хореоманию, которую российский психиатр В. М. Бехтерев классифицировал как психическую эпидемию. Десятки и сотни людей вдруг начинали бешено танцевать на улицах — сутки, двое, неделю, пока не падали в изнеможении.

Чем-то это напоминает нынешнюю ситуацию.

Между тем все три кризиса, несмотря на их как бы принципиальную разницу — экономика, геополитика, медицина — являются гранями одного и того же феномена. Они представляют собой вызовы будущего, зарождающегося в исчерпанном настоящем. Ведь будущее никогда не наступает всё и сразу, сперва оно возникает в виде крохотных локусов, зёрен намечающихся перемен, и лишь постепенно перерастает в мощные техносоциальные тренды, которые начинают перемалывать существующую реальность.

На мой взгляд, все три указанных локуса — и мировой финансовый кризис, и хаос на Большом Ближнем Востоке, и пандемию коронавируса — в момент зарождения можно было достаточно легко взять под контроль, не допустив перерастания их в глобальные потрясения. Однако сделано этого не было. Слепота политиков, не замечающих элементарных вещей, стала проклятием современности. И дело здесь, как мне кажется, заключается в следующем.

Личность человека по большей части формируется во времена его детства и юности, именно тогда в нём закладываются основы характера и утверждается базис главных мировоззренческих идеологем. Изменить их впоследствии тяжело. 

Ранее это особого значения не имело. Реальность вплоть до ХХ века трансформировалась очень медленно: человек рождался, взрослел, старился и умирал практически в одной и той же эпохе. Однако сейчас, когда ход истории резко ускорился, когда крупные инновации следуют буквально одна за другой, почти любой политик (государственный деятель) оказывается как бы гостем из прошлого. Рождается он в одной эпохе, но пока, пройдя долгий карьерный путь, поднимается до реальных высот, до того статуса, где определяются стратегические действия государства, эпоха ощутимо меняется и уже не соответствует его устойчивым представлениям. Образуется когнитивный разрыв: большинство политиков пытается разрешить новые проблемы старыми методами. А они уже не работают. 

Вот в чём тут дело. Нынешний мировой политикум не готов к вызовам будущего. Он руководствуется представлениями вчерашнего дня. “Гости из прошлого” не видят грядущего, не слышат его громовой, разрушительной поступи. В результате мир погружается в хаос. Танцевать начинают все.

Интересно, что во время одного из выступлений российского президента по телевидению было замечено: его часы отстают от реального времени выступления. Конечно, объясняется это чисто техническими причинами: сначала — запись, потом — трансляция.

И всё же — весьма символическая деталь.

Андрей Столяров

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments