19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Пятиминутка ненависти — это вам не лобио кушать

О злополучном скандале вокруг русского языка и Гасана Гусейнова

Вчера меня вызвал к себе главный редактор и потребовал к завтрашнему утру (т. е. уже к сегодняшнему) написать статью про Гасана Гусейнова. И возражать мне не дал.

Ну, это тот Гусейнов, который на днях традиционно нарусофобил — и теперь сидит довольный и читает о себе отзывы по всему интернету.

В принципе, я считаю, что сам Гусейнов со своими действиями — на статью не тянет. Статья — это вещь серьёзная. А подобного рода действия рассчитаны не на это, а просто на улюлюканье в блогах в духе “сдохни, тварь!”, “убирайся в свой аул!” и т. п., а также всевозможные петиции, открытые для подписания — с требованием уволить его из госбюджетного вуза (Гусейнов преподаёт в Высшей школе экономики). Ну и вместе с этим — одновременно и как само собой разумеющееся — штук двадцать постов в блогах от титулованных русофобов типа Шендеровича или какой-нибудь Альбац — в поддержу новой информационной звезды и с требованием прекратить травлю.

Довольны при этом все. Довольны авторы петиций “с требованиями уволить” — ведь все к ним бегают это подписывать — значит растёт рейтинг блога, где петиция размещена. Довольны все улюлюкающие интернет-погромщики, ибо это действительно всегда весело. Тут вам и выплеск пара, и просто удовольствие. Довольны Альбац и Шендерович, которые за просто так снимут немного сливок народного гнева себе, вовремя написав “пост в поддержку”.

Довольны всякие умники (в хорошем смысле этого слова), которые непременно напишут с высоты своего ума несколько постов о том, что они рады, что “наконец-то у нас возникло гражданское общество, которое чутко реагирует на все вызовы”. Довольны русские национал-шовинисты, у которых возникает формальный повод написать “а мы говорили про азербайджанцев!” (хотя этот Гусейнов кажется не азербайджанец, а горский еврей). Довольно руководство Высшей школы экономики, которое плевать хотело на все народные петиции и вообще не склонно быть вежливым и культурным, и никакого Гусейнова ниоткуда не уволит, лишний раз показав свою “независимую либеральную позицию”.

И больше всех доволен сам Гусейнов. Наверное сейчас даже не пьёт шампанское, а принимает ванну с ним. Звезда на пике славы. Собственно — как в анекдоте:

Три гомосексуалиста беседуют о том — кто о чём мечтает. Первый — о самолёте, яхте, “Bentley” и вилле. Второй мечтает переспать одновременно с Гарри Виндзором, Дэвидом Бэкхемом и Роналдо. А третий говорит, что мечтает быть футболистом. “А футболистом-то почему?” — спрашивают его два первых гея.
Ну, как, — отвечает, — представьте — вхожу я в сборную страны. Играем мы на Чемпионате мира и вышли в финал. Второй тайм закончился, и счёт 0:0. Четвёртая минута добавочного времени (а всего дали пять минут). И вот бегу я с мячом, обвожу всех и вратаря, трибуны ревут от восторга, передо мною пустые ворота, я замахиваюсь, бью и… мяч летит выше ворот.
И тут весь стотысячный стадион, все как один — вскакивают и начинают скандировать “Пидарас! Пидарас! Пидарас!“, а я счастливо улыбаюсь и им кланяюсь, кланяюсь”.

Вот и всё, чего добивался Гусейнов и “все они” в таких случаях. В сущности — это обычный вампиризм, только не в стиле Дракулы, а в стиле комара. Комары ведь не “кусают”. Зубов у них нет, так сказать. А их хоботок никакую кожу не сможет проколоть. И комар (точнее комариха, ведь у них только самки этим занимаются) прыскает на кожу своей кислоты. Именно поэтому эти “укусы” чешутся. Кожа болезненно реагирует на эту кислоту — и выделяет кровь. И вот уже эту выделенную кожей кровь — комар и пьёт.

Пусть это в данном случае отрицательная энергия — не важно. Но энергия же! Некоторые питаются именно отрицательными энергиями, им так больше нравится. Кто-то и экскременты любит есть, и масса бактерий только этим и живёт.

Случай с Гусейновым типовой, простой и банальный — именно поэтому я считаю, что, собственно, нет повода писать статью. Но раз редактор требует — то мне придётся выкручиваться и писать.

И вот на что я предлагаю обратить внимание и что хочу с вами обсудить, поскольку именно это интересно — и у меня нет однозначного вывода о причинах этого, в сущности, парадокса. Не то русское общество слишком нежное и тонкокожее, что реагирует на ерунду, притом ерунду надуманную, глупую. Не то мы и в самом деле так велики и прекрасны, что, собственно — и придраться не к чему по реальным вещам — и приходится придумывать.

Вот что написал этот Гусейнов? Я процитирую:

Почему некоторым россиянам кажется, что русским в Украине невмоготу выучить к своему русскому ещё и украинский? Потому что, приехав, например, в Берлин, эти умные люди не удивляются, увидев в тамошних киосках газеты не только на немецком, но и на русском и турецком, сербском и французском, греческом и польском, английском и итальянском.
А в Москве, с сотнями тысяч украинцев и татар, киргизов и узбеков, китайцев и немцев, невозможно днём с огнём найти ничего на других языках, кроме того убогого клоачного русского, на котором сейчас говорит и пишет эта страна”.

Если оставить в стороне штамповое хамство в виде “эта страна” (вместо “моя” или “наша”), “россияне” (вместо “русских”) и “в Украине” (вместо “на”) — то тезиса два.

1. Русский язык “убогий и клоачный”.

2. В киосках нет газет на китайском, немецком и киргизском языках, а это ужасно.

Эти тезисы можно было бы обсуждать или на них злиться — если бы он “задел за живое”. Но они ведь просто глупы, надуманны и убоги.

Русский язык на самом деле очень богат, красив и выразителен. Я имею в виду сам по себе, а не говорю про русский язык самого Гусейнова, который и правда клоачен и хабалист.

С этим бессмысленно спорить, это абсолютный факт, основанный на объективных критериях, к тому же проверенных веками и подтверждённый тем, что на этом языке написана одна из четырёх великих мировых литератур. Это, что называется — “известно всем” и не требует дискуссии. Если кто-то говорит, что это не так — то это проблемы говорящего это, и зачем спорить с дураком? Ну вот подходит к вам кто-то и говорит, что алмаз у вас в перстне — “очень мягкий”. Вы что — начнёте спорить и что-то там говорить про то, что это самое твёрдое вещество на Земле? Нет, не будете. Ну хочет так считать — пусть считает, а вы просто пожмёте плечами и отвернётесь. Потому что вы твёрдо знаете, что это не так — и сомнений у вас по этому поводу не возникает, а если они у кого-то возникают — то скорее всего он не столько глуп, сколько болен. Не в оскорбительном, а в медицинском смысле. Вот если бы он задел за живое — тогда другое дело.

А тезис с газетами я вообще не понял. Как-то слишком очевидно, что все наши издательства в смертельной схватке печатают всё, что только можно и пытаются занять даже самые мизерные ниши рынка, где есть хоть какой-то спрос. Ну не думает же кто-то, что у нас запрещают, например — продавать газеты на киргизском языке? Собственно, что Гусейнов сказать-то хотел? Ну нет этих газет — значит просто они не востребованы. Или что — нужно ими специально завалить все киоски? То, что их покупать никто не будет — это, видимо, его не волнует?

Кстати сказать — такое уже было. В советские годы, когда был литературный дефицит — например наша семья вечно привозила тонны дефицитных книг на русском языке (ну обычных там Дюма и т. д.) из всяких Болгарий и Чехословакий. Потому что они там лежали никому не нужные в магазинах русской книги. А сами чехи и т. д. — постоянно у нас покупали книги на чешском языке, которые тоже лежали у нас в магазинах валом — никому не нужные.

Собственно, этот исторический экскурс даже был не нужен для статьи. Просто, ещё раз повторяю, — не понятно — что Гусейнов вообще хотел сказать. Кто-то запрещает, не даёт или что? Или, может быть — киргизские дворники вопиют и страдают без чтения газет на киргизском? Открою вам большой секрет — и в самой Киргизии газеты в основном на русском, и если киргизы читают газеты — то именно такие.

Короче, по сути обсуждать просто нечего. Но проблема ведь в том, что этот Гусейнов и правда очень хотел нахамить, очень старался. Вот я и пытаюсь понять — ну неужели мы правда ТАК хороши, что нам реально обидного и сказать ничего не могут? Понимаете, ну какое-то уж больно фиктивное оскорбление.

Задумавшись — я пришёл к выводу, неожиданному для себя и, возможно, для вас — что у “них” реально всё так. Вообще всё. “Они” вообще все просто выдуманы и абстрактны. Не то бестелесны, как демоны, не то это просто фантазия Матрицы.

Ну вот давайте вспомним случай с Pussy Riot. Я не хочу их сейчас вообще никак обсуждать в плане того случая. Правильно/неправильно, простить/не простить, “можно ли петь в храме”, адекватно ли наказание в виде двух лет тюрьмы за песенку “Богородица, Путина прогони!” и т. д.

Не в этом дело. Вот что мы про них знаем? Что “панк-группа спела в Храме Христа Спасителя песню против Путина и за это суд посадил их на два года”.

Но вопрос ведь в том, что этого вообще ничего не было. В принципе. Дело в том, что “талантливая музыкальная панк-группа” вообще не умеет петь и не спела за всю свою жизнь вообще ни одной песни, пусть бы даже прокуренными овечьими голосами. Просто ни одной. Хотя казалось бы — такая известность — и Мадонна их рекламирует, и Хиллари Клинтон, и даже сэр Пол Маккартни. Эх, езжай в мировое турне и собирай миллионные стадионы, пой, пляши и богатей.

И почему этого не было и нет? Да потому что, как я сказал — “талантливый музыкальный коллектив” с музыкой не связан вообще никак.

А знаете — что там было? Я посмотрел “исходный ролик”, так сказать. Четыре обкуренные уродливые портовые ш… (слушайте, ну они правда уродливы и омерзительны и внешне тоже) — ворвались в храм, пробежали к алтарю и стали там прыгать и материться так грязно, что у меня просто уши завяли. Я цитировать не буду, но это реально просто ужасно. Старушки вокруг хватаются за сердце, дети кричат от ужаса, даже охрана обескуражена — поскольку очевидно, что это психически нездоровые люди, наверное какие-нибудь “сатанисты”, может они вообще сейчас бомбу взорвут, нужно быть осторожней.

Вот так они проскакали десять минут, ну просто очень грязно матерясь. Даже не как сапожник или грузчики на китобойном судне, а вот просто ужасно грязно, просто страшно грязно и отвратительно.

Ну и потом их оттуда вывели.

И вот на весь этот видеоряд — где кто-то якобы поёт у алтаря, за что их выводит охрана, — наложен звуковой ряд с песенкой (кстати, довольно милой) “Богородица, Путина прогони!”, исполненной хоровым коллективом одного подмосковного музыкального училища.

Ну т. е. вообще всё выдумано, понимаете? Просто в принципе нет никакого “музыкального коллектива” — ни талантливого, ни бесталанного. И в храме они не пели. А за дикий мат в общественном месте при детях и инфаркт у старушки, которая там пыль с подсвечников вытирала, — конечно их нужно было посадить. Но что мы все обсуждали, о чём спорили?! Ведь это же всё ВЫДУМКА!

Вот хамство Гусейнова, “песни” Pussy Riot и т. д. и т. п. и т. д. и т. п. — ну просто всё придумано и не имеет под собой никакого основания вообще. Нет ничего, просто фантазия Матрицы.

А главный редактор требует от меня статью — чтоб на её основе устроить пятиминутку ненависти и начать обсуждать какого-то дикого дурака, который говорит не столько даже гадости, сколько просто бред. Как я могу его ненавидеть и устраивать для своих любимых читателей пятиминутки ненависти — если никакого Гусейнова для меня просто нет, он настолько мал, что сам факт его существования находится в пределах статистической погрешности, а его слова и его хамство — не несут никакой смысловой нагрузки. Даже для ненависти нужен объект, не только для любви. А его тут нет, это всё глупая выдумка.

Так что извини, дорогой Кирилл (это мой главный редактор), я тебя нежно по-товарищески люблю, но статья у меня не вышла. Никакой ненависти на четверг в нашем издании.

Эрик Лобах

Комментарии (1):

  1. Андрей Третьяков

    Ноябрь 10, 2019 at 8:10 пп

    Про историю с филологом ГГ мне в познавательном плане больше всего понравился пост логотехника — иначе говоря, человека, который язык не исследует, а делает, писателя Сергея Лукьяненко

    Прочитал в ленте оправдания профессора-филолога. Дескать, не русский язык он ругал, а всех тех, кто его неверно использует и неправильно употребляет, отчего язык портится.
    Рука-лицо.

    Это словно физик, который жалуется на закон всемирного тяготения. Это как экономист, ругающий закон прибавочной стоимости. Это как биолог, возмущающийся тем, что живые организмы растут, стареют и умирают.

    Прямо-таки классическое «извинение хуже проступка». Но, зато, повод поговорить. ВШЭ с ним, с профессором. Давайте лучше запомним простые правила любого языка.

    Чем язык изолированнее, тем он богаче. 🙂 В нём возникает избыточное количество слов, описывающих одинаковые, с точки зрения постороннего, вещи. Все эти «триста обозначений снега у эскимосов»… В нём может быть двадцать падежей и сорок вариантов настоящего времени. В нём будут агглютинировать суффиксы и окончания. В нём появятся такие сложности и тонкости, что и носитель-то не всегда разберётся.

    Но как только язык становится действительно распространённым — он упрощается. Он теряет времена и падежи. Уменьшается активный словарный запас — оставляя за собой кладбища в словарях. Из предложений исчезают слова, а из слов исчезают буквы.

    Английский язык — самый богатый в мире. И одновременно пустой, бедный, простой для изучения! Как так получилось? Очень просто, язык стал мировым. Общим. И ушли в запас сотни тысяч слов. Упростилось написание, в активном обороте осталось от силы пять-шесть времён. И ненужным стало наличие shall и will — а ведь сорок лет назад нас в школе ещё учили так. Всё, shall умерло (как вспомогательный глагол!), упростилось, упокоилось в Оксфордском словаре — и какой-нибудь профессор филологии Раджинхан бурчал на кухне, что английский язык стал cloacal & crippled, а британская империя run wild.
    Но публично бы остерёгся это сказать. 🙂

    Всё, что происходит с языком, нравится нам это или нет — нормальное явление. Все выплески «падонковского» языка, все англицизмы, все немыслимые слоформы вроде «френдить» и «банить», всё это нормально. Язык пережуёт, переварит, извергнет ненужное и впитает полезное.
    Если он живой.

    А иначе язык превращается в памятник самому себе и деградирует. Хотите на старославянском программировать? Лекции читать языком Ломоносова и Тредиаковского? Да хоть бы и языком Пушкина изъясняться в быту? Да, увы, и «наше всё» уже устарело. При всём том спасибо им, упомянутым и сотням неупомянутых, за то, что они над языком работали, спорили, выдумывали и, кто удачно, а кто нет — его совершенствовали.

    Но язык жил себе и живёт дальше, и жить будет. И возмущаться живой речью — это вставать в позу институтки, впервые увидевшей мужской половой хер. 🙂

    P.S. Вообще-то впору, вслед за Василием Кирилловичем и Михаилом Васильевичем, рассуждать о высоком, среднем и низком штиле, о причинах и неизбежности появления оных в наши дни, о перспективах специализации и расслоения языка. Но это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб