Зачем Москвичам памятник смятой глине?

О том, что горожан опять никто не спросил.
Скульптура «Большая глина №4» напротив будущего дома культуры «ГЭС-2». Глеб Леонов
Скульптура «Большая глина №4» напротив будущего дома культуры «ГЭС-2».Глеб Леонов

Не успев открыться, новый Центр современного искусства мгновенно стал предметом обсуждения и бурных споров в СМИ и социальных сетях. Причина тому общеизвестна — перед зданием бывшей ГЭС установили титаническую алюминиевую конструкцию, по замыслу ваятеля изображающую “смятую глину”. Тем не менее, горожанам и блогерам воображение подсказало совершенно иную субстанцию. Острая и незамедлительная реакция общественности на появление в центре мегаполиса новых (и далеко не всегда вызывающих всеобщий восторг) памятников объяснима: это культура города, это эстетика, а в отдельных случаях даже идеология. Вспомним весеннюю историю со спорами вокруг монумента на Лубянской площади, после которой пришёл Собянин и всех разогнал, как лесник из старого анекдота.

Видимо, обсуждение восстановления памятника Феликсу Дзержинскому или замена такового на Александра Невского тогда было настолько бурным, что в этот раз, установив в центре города запредельно спорную монструозную поделку, решили просто никого не спрашивать. Реакция жителей Москвы последовала незамедлительно и оказалась практически единогласной: уберите немедленно и спрячьте подальше! Желательно — навсегда! Кстати, шутки о том, что поставить конструкцию следовало на Лубянке, уже вовсю гуляют в интернете, но, как мы помним, в любой шутке есть значительная доля истины — алюминиевая чучундра была бы лучшим ответом на откровенную информационную провокацию, состоявшуюся в минувшем феврале.  

Устроители скульптурного безобразия вяло оправдываются, что, мол, конструкция временная, предваряющая открытие центра (будем честны — нагло рекламирующая), что для установки бесформенного монстра не требуется разрешения никаких комиссий, что достоуважаемый Сергей Семёнович тут совершенно не при делах, а деньги частные — фонда V-A-C, каковой обновлённую ГЭС и открывает. Нет, товарищи, так это не работает. Ваша условная свобода заканчивается там, где нарушается моя. Ваш центр современного искусства заканчивается вашими стенами, это не городской парк Музеон. “Большая глина №4” принудительно нависает над горожанами, не оставляя им выбора — смотреть или не смотреть, наслаждаться этим “произведением искусства” или наоборот, собраться толпой и под дружные аплодисменты выкинуть шедевр в Москву-реку. Стоит выразить благодарность Леониду Михельсону, купившему и отреставрировавшему заброшенное здание — новый центр выглядит намного красивее огромного забора в центре города — но при всём уважении, Болотная набережная не принадлежит ему целиком, чтобы распоряжаться городским пространством, как ему вздумается. 

В обсуждении “глины” в социальных сетях было хорошо отмечено: “Очень простой тест на тему искусство это, или говно — представить данный объект на флорентийской площади Синьории. И вопрос сразу отпадает”. Что характерно, конструкция изначально на площади Синьории и стояла, столь же принудительно испоганивая туристам вид на Палаццо Веккьо. Какой смысл посещать Флоренцию, чтобы созерцать не восхитительный средневековый город, а эту металлическую безблагодатность? По счастью, влюблённые в свой город флорентийцы быстро убрали “Глину” с глаз долой, и есть надежда, что возмущённые москвичи тоже вскоре вынудят городские власти обратить внимание на проблему и приструнить разбушевавшихся “деятелей культуры”.

Площадь Синьории

Так что же это вообще за конструкция, и как она к нам попала?

Инсталляция “Большая глина №4” швейцарского художника Урса Фишера — это выполненная из алюминия двенадцатиметровая копия комка глины, который (якобы) смял сам автор. Смял, разделил на куски и положил их друг на друга. Затем Фишер сделал из этого 3D модель и отлил в металле. Инсталляция уже побывала и на Манхеттене в Нью-Йорке, и, как указано выше — во Флоренции. Ни там, ни сям произведение искусства предсказуемо не прижилось, и, в итоге, прибыло с гастролями в Москву — чем мы хуже Нью-Йорка, в конце концов? Заметим, приехала эта штуковина не одна, а на пару со странной подругой: “Пространство света” Джузеппе Перрони будет установлено во внутреннем дворе ГЭС. Смысл “Большой глины” трактуют по-разному. Это и воспевание мимолетного, “остановись мгновенье”, и дань глине, как материалу для творца, подобно краскам у художника, и просто хайп — желание позлить недалёкого обывателя, не ценящего шедевры современного искусства. По большому счёту, мы наблюдаем не культурное явление, а довольно грубую провокацию, устроители которой чётко осознавали, на что идут — скульптурная графомания обязательно заставит о себе говорить. Ну что ж — цель достигнута, скандал разразился неимоверный, внимание к храму культуры на ГЭС привлечено.

«Пространство света»

Другой вопрос — какой ценой? Москва и без алюминиевых мутантов эклектична до рези в глазах. На старинных переулках меж особняков XIX века стоят брежневские многоэтажки, над Цветным бульваром возвышается стеклянная “Легенда Цветного”, над Садовым кольцом торчит жуткий “Зиккурат”. Заодно можно вспомнить и о строящейся на пересечении Ленинградского проспекта с Третьим кольцом высотке, которая обезобразит сложившийся ещё в сталинские времена ансамбль. О том, какими архитектурными кошмарами застраивает спальные районы компания ПИК, лучше вообще не вспоминать. Стоило бы напомнить, что столица — прежде всего  “витрина государства”, а на витрину не следует выкладывать изделия, обликом напоминающие то, о чём в приличном обществе вслух не упоминают. 

А самое главное — возмущает людей не столько “Глина”, сколько полное пренебрежение мнением москвичей.  И не важно, кто именно затеял очередное скульптурно-архитектурное непотребство: мэрия или безымянная “творческая интеллигенция”.

Попомнишь теперь советские худсоветы, которые в те давние времена воспринимались в качестве возмутительной “цензуры” и попрания священного права художника на свободу творчества. И тем не менее памятники эпохи СССР нечасто вызывают отторжение, а главное, их не приходится в пожарном порядке переделывать после открытия — вспомним хоть некрасивую историю с монументом М. Калашникову, когда аж целое Российское Военно-Историческое общество сперва на рассмотрело на памятнике немецкий “Штурмгевер”, а потом через руководителя департамента по информационной политике Н. Усманову уныло оправдывалось“…мы не цензоры и не те, кто ограничивает творческих людей в их работе”. После ряда громких скандалов горожане испугались, что “Глина” останется в городе навсегда. Остаётся надеяться, что дело обойдётся только лёгким испугом. 

Москва — не полигон для сомнительных экспериментов. Эту нехитрую истину следовало бы давно усвоить.

Стас Литвинов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.2 5 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии