Наша редакция поздравляет прекрасную половину человечества

“Твои глаза, как океаны…”, или история о любви и море на 8 марта
8 марта
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Журнал Fitzroy Magazine с самых первых дней своего существования чувствовал близкое родство с морской стихией — может быть, потому, что фамилию Фицрой носил один из знаменитых капитанов XIX века, о котором мы однажды рассказывали.

Нет ничего удивительного в том, что в замечательный весенний праздник 8 марта наша редакция решила поздравить прекрасную половину человечества, рассказав историю, имеющую отношение и к любви, и к морю — двум стихиям, которые со времён Гомера неразрывно связаны друг с другом.

Обычно 8 марта принято отделываться от лучшей половины человечества как минимум цветами, как максимум — рестораном. А я лучше байку расскажу. Военно-морскую. 

Жил да был до Первой мировой в Либаве начальник Учебного отряда подводного плавания и командир бригады подводных лодок Балтфлота контр-адмирал Павел Павлович Левицкий — человек небезызвестный, командовавший в Цусиме крейсером 2-го ранга «Жемчуг»… Семья у Левицкого была немаленькая — 3 сына и 4 дочери. Старшие дочери, Мария и Елена — те, что на выданье — пользовались большим вниманием офицеров бригады подлодок и носили в либавских кругах гламурное прозвище «наяды». Хорошо образованные, начитанные, весёлые и импульсивные, с тонкими талиями и большими (в отца) бездонно-синими глазами, Мария с Еленой неизменно блистали на светских раутах и балах в окружении целой стаи кавалеров-подводников. Одним из последних (но далеко не последним!) являлся пылкий и горячий “джигит из Тифлиса” лейтенант Александр Гарсоев — командир субмарины “Минога”. “О, эти кавалеры из подплава, ходившие каждый день по краю бездны!” (с) Однажды, в конце марта 1913 года, Гарсоев, по его собственному выражению, “решительно ударил в штыки”: преподнёс одной из “наяд”, Люси — Елене Левицкой громадную корзину распустившихся лилий (где только ушлый Гарсоев их в марте нашёл?!). В центре букета Елена раскопала свёрнутую в трубочку поэму “Наяда”, лично сочинённую галантным кавалером. Особенно мадемуазель Левицкую поразили в поэме следующие проникновенные строки: “Твои глаза, как океаны, Полны хлопьёв небесной манны!..” Ну? Какая бы леди устояла перед таким напором?!.. Вот и Елена не устояла, благосклонно согласившись совершить 23 марта 1913 года вечернюю прогулку по набережной с блистательным подводником. У Гарсоева как раз на 23-е было запланировано практическое погружение для тренировки команды, но мичман оптимистично посчитал, что до условленного с Еленой времени успеет вернуться. Знаете, что дальше случилось? “Минога” вышла в море. Перед погружением боцман подлодки случайно засунул сигнальные флажки под открытую крышку клапана корабельной вентиляции. После бравой гарсоевской команды “По местам стоять к погружению!” лодка пошла вниз. Морская вода сквозь приоткрытую крышку вентиляции стала хлестать внутрь субмарины. “Минога” камнем упала на дно. Опустим последующие драматические подробности. Просто отметим, что Гарсоев и его команда вели себя героически. Они даже сумели поднять на поверхность корму лодки. Но без помощи извне сделать что-то большее экипаж “Миноги” не мог, а на берегу даже не подозревали, что с подлодкой случилась беда. 

…А по либавской набережной нервно фланировала Елена Левицкая. Она ещё никому из своих кавалеров не позволяла так безбожно опаздывать. Вечерело, в доме адмирала уже начали беспокоиться об отсутствии Люси, когда та наконец-то появилась — раскрасневшаяся от быстрой ходьбы и злая неимоверно. Не разуваясь, она промчалась в кабинет отца и с ходу начала жаловаться на совершенно беспардонное поведение одного из офицеров его бригады — мичмана Гарсоева, который абсолютно бессовестно ведёт себя с дамами. Выслушав сбивчивый монолог дочери, контр-адмирал Левицкий позвонил дежурному в штаб бригады. Только тут выяснилось, что “Минога” до сих пор с учений не вернулась. Левицкий тут же сообщил о вероятном ЧП начальнику либавского Порта Императора Александра III… В ходе спешно организованной спасательной операции всех спасли. И Гарсоева, и его экипаж, и “Миногу”, хотя жизни подводников буквально висели на волоске. Но Люси очень вовремя вломилась в кабинет к своему папА!.. 

Вот такая байка. Собственно, зачем я её вспомнил? Во-первых, дабы продемонстрировать, как полезно не любить кавалеров, опаздывающих на свидания. Во-вторых, чтобы наглядно показать, что даже настоящий “джигит” без прекрасной дамы далеко не уплывёт, а если и уплывёт, то не вынырнет. В-третьих, чтобы от всей души поздравить наших красавиц с 8 марта и пожелать им счастья. Много-много. В конце концов, если б не вы, очаровательные, то кому бы мы писали “Твои глаза, как океаны…”?

Андрей Союстов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 10 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии