Мигрантолюбие как обязанность демократа

Убийство вашей культуры — хорошее дело, потому что где-то в Африке станет одной диктатурой меньше
Миграция
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

Тезис такой: миллионы мигрантов в вашей стране — это для вас очень хорошо, потому что эти самые мигранты способствуют установлению демократии в тех государствах, откуда они прибыли. И этим улучшают весь мир, то есть и ваши перспективы тоже.

Это не вопль городского сумасшедшего, это публикация в самом, возможно, престижном в мире журнале по международным делам — Foreign Affairs (США), и делается она по итогам исследования, проведённого группой из трёх учёных. Люди работали со статистикой из десятков стран и вообще старались. А нам желательно постараться очень внимательно отнестись к этой новой концепции, чтобы лучше понимать, какие идеи выкинуть на помойку по пути в новый, правильный и идеальный “мир после ковида”.

Если вы хотите прочитать этот шедевр под названием “Глобальная миграция продвигает глобальную демократию”, то вам, для начала, придётся привыкнуть к специфическому взгляду авторов на мир. Для них он состоит из примерно трёх десятков “демократий” и великого множества диктатур. И необсуждаемая жизненная цель любого приличного человека (то есть демократа, глобалиста, либерала, назовите это создание как хотите) — она в том, чтобы способствовать превращению всех диктатур в демократии по всему миру. Погружаться в эту идеологию не более приятно, чем иметь дело со сточными водами, но привыкнуть можно.

И вот что мы узнаём из статьи: утрачено множество иллюзий насчёт методов, которыми можно демократизировать страны и народы. Думали, что сработает механизм под названием “помощь развитию”. Но ничего не получилось, потому что получатель “помощи” — это автократические правительства, которые научились замыкать денежные потоки на себя и направлять их туда, куда считают нужным.

Иностранные инвестиции? Но инвесторы всегда голосуют за политическую стабильность, а не за перемены. Так что и здесь всё работает на плохих людей у власти.

Так же провалились надежды на то, что быстрое экономическое развитие и появление среднего класса автоматически насадит повсюду демократию: вот же в Китае и с развитием, и со средним классом всё лучше некуда, а авторитаризм никуда не девался. И не только там, а и во многих прочих странах.

Итак, все инструменты не работают, но есть миграция — хороший, годный инструмент. По одной простой причине: деньги, которые мигранты переводят домой, оставшимся там семьям, текут неподконтрольно для местных властей, мимо патронажной системы, которую всегда создают неправильные государства (речь о множестве госслужащих, работников госкомпаний и прочих). Люди становятся независимы от власти и, конечно же, голосуют за кого надо или требуют соответствующих перемен.

И дальше мы снова убеждаемся, что статистика — страшная сила. Оказывается, данные по 17 африканским странам показывают, что в среднем 10% местных граждан готовы примкнуть к разного рода протестам. Но среди семей, получающих переводы от трудящихся за рубежом родственников — таких уже 15%. Вдобавок семьи такого рода более охотно финансируют местную оппозицию. (Не надо объяснять, что для настоящего демократа протесты и прочие цветные революции — это мерило успеха и безусловно позитивная штука?).

Но это только 17 африканских стран. Три наших исследователя вдобавок изучили 130 автократических режимов в 84 странах мира за четыре последних десятилетия и пришли к выводу, что эффект активности — то есть более частых антиправительственных протестов — в обществах, где получают переводы из-за рубежа (в сравнении с не получающими), сопоставим с разницей года выборов и обычного года.

Это что же получается — наши узбекские, таджикские и киргизские собратья самим фактом того, что они работают здесь, а деньги переводят домой, способствуют будущей вестернизации своих стран? Стоп-стоп, не так быстро: авторы статьи в Foreign Affairs говорят только о миграции в демократические страны. Такие мигранты заодно могут занести на родную землю правильные идеи и передать их родным.

Миграция

iStockphoto

Магия статистики слегка развеивается, когда вспоминаешь всякие примеры недавних сенсаций в Азии. Хотя бы случай с Индией, миллионы выходцев из которой трудятся в самых западных из западных стран. Однако ни их денежные переводы домой, ни соприкосновение с идеями светлой демократии не помешали индийцам смести со сцены собственных демократов и привести к власти трампообразного Нарендру Моди. Которого, кстати, обожают и сами мигранты с Индостана в США или Европе.

Пора ясно сказать, что перед нами. Перед нами — наука. Нет, не так: Наука. Внимательный взгляд на все кампании, сотрясающие и уничтожающие сейчас именно западные общества, показывают, что нет такой кампании, чтобы она не обзавелась своей Наукой. Таковая парализует скептиков и вдохновляет активистов, которые должны знать, что несут миру чистое добро.

Например, террористическое, в сущности, движение MeToo — у него есть своя наука, с обобщением данных по всему миру насчет того, что все мужчины насильники, от них надо держать подальше детей, не говоря о женщинах. В рамках этого движения (и этой науки) проходят конференции оголтелых феминисток, выходят книги, вышибаются с работы несогласные эксперты. То же по части всемирной борьбы с курением — как же ей без науки; то же по линии расистской сущности американского (да и вообще любого западного) общества. Ну, а что касается изменений климата и необходимости зверских методов борьбы с таковыми, то тут такая наука, что мало никому не кажется.

И вот теперь мы видим образец статистического обоснования, которое можно предъявить несчастному европейскому жителю, неспособному понять, ради чего он должен восторгаться притоком буквально миллионов людей иной культуры, да ещё и откровенно ненавидящих его Европу.

Кто-то думает, что европейский и прочие миграционные кризисы позади. Нет; вот новость из США, где лишь в одном секторе границы с Техасом в этом году насчитали 10 864 только венесуэльцев (а за весь прошлый год, при Дональде Трампе, их там появилось 135). У европейцев тоже скандалы, они продолжают отчаянно перепасовывать новых мигрантов соседям. Но всем, кто в ужасе от происходящего, теперь могут сказать: это ради вашей же безопасности, для защиты от автократий, населяющих наш мир. Убийство вашей традиционной культуры — хорошее дело, потому что где-то в Африке станет одной диктатурой меньше.

Реальность же нашей жизни такова: если в 2000 году, по данным ООН, мигрантов в мире в целом было 173 миллиона, то в 2020-м уже 272 миллиона. Движение капиталов обратно, в те места, откуда мигранты приехали, составило в прошлом году $548 миллиардов. Видимо, есть два способа реагирования на эту ситуацию. Первый — когда каждое правительство исполняет свой долг и обязанность защищать образ жизни и культуру своего народа. Второй — когда правительство в руках сил, считающих долгом в корне уничтожить нынешнее человеческое общество, превратить его во что-то иное (а все перечисленные выше кампании и многие другие именно эту цель и преследуют). Тогда такие власти сознательно и намеренно буквально наводняют свои страны миллионами мигрантов.

А теперь, в порядке послесловия, процитирую одного из самых ярких, на мой взгляд, российских публицистов — Семена Новопрудского, который обожает говорить своей аудитории всякие неприятные вещи. Его идея:

“Два главных могильщика государства в том виде, в каком мы привыкли его видеть и в нём жить, — глобальная миграция и цифровая революция. Впервые в истории человечества сотни миллионов людей — и это число постоянно увеличивается — могут работать не там, где живут… Никогда в истории человечества так много людей не меняли место жительства. Цифровая революция впервые в истории человечества наделила глобальными современными технологиями и одинаковыми гаджетами дикарей и самых просвещённых людей на планете...”

И, говорит дальше автор, картина для классического национального государства будет совсем безотрадной. Оно становится “несоразмерно реальной повседневной жизни большого количества людей. Эта жизнь уже просто не вмещается в логику и границы национальных государств”. И — чтобы уцелеть — государствам придётся искать сложный баланс между национальным и транснациональным.

Что можно к этому добавить: люди постоянно путают государство и Родину, нацию и культуру, то есть свой стиль жизни. Государство как механизм по объединению людей с общей культурой, конечно, бывает навязчивым, упёрто агрессивным, неумелым и каким угодно ещё. Но не будем забывать, что его главная работа — хранить свою уникальную нацию от всяческих попыток её уничтожить, то есть форсированно поменять до неузнаваемости. В том числе государство или общество в целом (нация) имеют право и обязанность давать ответ на неумеренное мигрантолюбие людей, для которых их страна, культура и стиль жизни ценности не представляют.

Дмитрий Косырев

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.6 5 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии