Кураев — это тот же Параджанов, только в профиль

Как через просмотр фильмов Сергея Параджанова можно понять суть отца протодиакона Андрея Кураева
Ян Авриль | Fitzroy Magazine

Не то, чтоб я хотел соригинальничать и постичь суть личности о. Андрея на основе лишь бросающихся в глаза внешнего и психологического сходства С. Параджанова и А. Кураева. Просто так совпало по времени. Во-первых, на днях Андрей Кураев был отстранён Его Святейшеством патриархом Кириллом от священнослужения, после того, как опять наговорил гадостей про одного священника, на днях почившего. И Кураев, что называется, “был у меня на слуху”. Во-вторых, сегодня, маясь на карантине, я достал список фильмов, с которыми планировал ознакомиться ещё много лет назад.

Ну и просмотрел фильм Параджанова “Первый парень”.

Убедившись в том, что я и так знал, даже не видев ранее его фильмов, — решил закрепить выводы, и посмотрел ещё один его фильм того же периода “Цветок на камне”. Закрепил вывод на 100%.

Если вы имеете представление об этой кинопродукции, то действительно будете удивлены — как это мне удалось просмотреть оба этих кинополотна, да ещё и от начала до конца, при том не будучи связанным на кровати в больнице или прикованным наручниками к батарее в тюремной камере, а имея все возможности это выключить.

Я даже получал определённое удовольствие. Секрет прост: я просто вспомнил при этом об Андрее Кураеве, был потрясён их стопроцентным сходством и не столько смотрел фильмы, сколько предался собственным размышлениям, которые были не такими унылыми, как фильмы Параджанова. И как раз от того, что эти фильмы были именно такими — размышления показались интересными. “Когда б вы знали, из какого сора растут цветы, не ведая стыда…”.

Что это за фильмы (их не надо смотреть, вполне достаточно моего пересказа в нескольких строчках)? Ну, сюжет — классический соцреализм. В одном случае сержант Данила, демобилизовавшись из армии, организовывает строительство стадиона в колхозе, в другом фильме донецкий шахтёрский бригадир Григорий критикует организаторские таланты комсорга Люды — потому что любит. Оба этих производственных сюжета проходят на фоне каких-то любовных шашней других комсомольцев, например комсомольца Арсена с какой-то девицей, попавшей в секту протестантских евангелистов (к религиозной теме я ещё вернусь ниже), откуда её уводят всем комсомольским комитетом.

Весь соцреализм в кинематографе на чём-то таком построен — парторг цементного завода любит начальницу цеха и они сублимируют свою любовь в производство цемента, а потом целуются на первомайской демонстрации, тогда как рядом существует какой-то тёмный дремучий мир спекулянтов, баптистов, бабок-колдуний, картёжников и т. д.

Можно ли назвать такие сюжеты скучными и не кинематографичными? Разумеется — нельзя. Всё зависит от мастера. Оркестровая сюита Георгия Свиридова “Время, вперёд!” — вещь гениальнейшая, хотя тоже на тему строительства в Магнитогорске. Полно гениальных живописных полотен на производственные темы. А если вам нужно напомнить про кинематограф, то вот вам “Дело было в Пенькове”, фильм выдающийся и всеми любимый. Где, кстати, сюжет почти тот же, что и в параджановском “Цветке на камне”. Так что не в сюжете дело.

Но параджановские фильмы не просто неудачны. Они просто омерзительны по качеству. И из них отчётливо видно, что у него вообще нет никакого режиссёрского дара от слова “совсем”. Просто тупой пень, лишённый какого бы то ни было киночутья и вкуса, даже элементарного мастерства. Ведь будь у него хоть что-нибудь такое — даже если “заставили снимать фильм на такой сюжет” — ну и снял бы как “Дело было в Пенькове”, где сюжет тот же, повторяю.

Как же так, спросите вы? Но ведь у Параджанова есть “Цвет граната” и всякие там “Тени забытых предков”, которые получали какие-то премии, и за которые Параджанова официально любили Висконти, Феллини, Антониони, Гуэрра, Бунюэль и муж сестры Лили Брик товарищ Луи Арагон.

Тут нет никакого противоречия. Это тоже никакой не кинематограф. “Тени забытых предков” — это вообще какая-то муть, с режиссёрской точки зрения ещё более мутная и тупая, нежели его же “Первый парень”. Но за счёт того, что это снято нарочито в фольклорном варианте и даже на украинском языке — для “протестной общественности” оно сходило за что-то крайне умное, несущее в себе “тайное знание” и притворяющееся высоким искусством.

А раз у этой протестной общественности была в этом потребность, то приходилось придумывать объяснения типа “это новый киноязык” и т. д., чтоб самим же себе объяснить — зачем это смотреть.

Хотя, собственно, намного проще было бы просто сказать словами: “мы за восстание национальных окраин — путём первоначального насаждения вышиванок”. Их протест — это просто протест, который мог вылиться в любую форму. В конце концов — не думает же хоть кто-то, что Параджанову был интересен украинский национализм сам по себе, и хоть как-то близка малоросская национальная культура? Или что он её понимал? Нет, просто национализм был тогда формой протеста в принципе, из чего следовало, что украинский национализм могли развивать как тему проживающие на Украине армяне, казахский национализм проживающие в Казахстане молдаване, а литовский национализм — проживающие в Литве русские.

Особенно ярко это видно на примере его ещё одного фильма про какую-то там башню, забыл название, где он уже развивал тему грузинского национализма. Хоть сам Параджанов был армянином, но из Тифлиса, поэтому хоть что-то должен был в этом понимать. Но все грузинские националисты его именно за этот фильм окончательно возненавидели и подвергли жесточайшей критике за “искажение грузинского национализма и души грузинского народа”. Хотя вроде как он их хвалил и пестовал.

Всё понятно. На Украине украинский национализм носил и носит странный характер, не очень понятно на чём вообще базируясь. Поэтому любую ахинею там можно принять за “национализм”. А грузины, пусть и не в единой грузинской нации, а минимум в трёх составляющих, — и правда давно существовали как общность, поэтому не потерпели никакого навязывания им националистической идеи.

Так что выразил Параджанов? Просто ПРОТЕСТ, не несущий никакой смысловой нагрузки кроме того, что он “протест”. Он протестовал против государства как такового, против общественных ограничений и т. д. — и пытался разрушать это. Осознанно ударяя туда, где “больно” или, точнее, где слабее защищено. Просто наугад кидая туда всё подряд. Даже не умея это делать не только с интеллектуальной точки зрения, но, в первую очередь — с режиссёрской кинематографической.

С кем его ещё можно сравнить для наглядности? Ну, например с “художником” Петром Павленским, который, понятно, никакой не художник и не скульптор и вообще лишён художественного чутья. Но он — то прибивает себя на Красной площади, то поджигает двери здания ФСБ в Москве или банков во Франции, выдавая это за искусство. Понятны ли мысли, которые он хочет донести? Понятны, разумеется. Они очень банальны, совершенно неглубоки, вне зависимости от того — согласны вы с ними или нет. В любом случае — доходчиво. Но искусство — это ведь не только “донесение мысли”, тем более, что банальные мысли, не вызывающие дополнительных рассуждений, — это просто лубок и треш. Искусство определяется пропорциями, имеет не только вечную эстетическую ценность, но осмысляется и переосмысляется веками. Имеет ли это отношение к деятельности Павленского и Параджанова? Нет. Не говоря уж о том, что они на редкость вторичны.

Фото: Вахан Кочар
Фото: Вахан Кочар

Апофеоза это достигает в параджановском фильме “Цвет граната”. Правда, сам он там говорит о том, что это “новый стиль в кино”, “я даю мыслеобразы и духовный мир армянского средневекового художника с помощью изобразительной сферы, текста нет, сюжета нет” и т. д.

Ну не скажет же он, что как режиссёр он ноль, и что это не фильм вообще, а просто несколько прибиваний Павленского на Красной площади, но только не на фотографиях, а на киноплёнке запечатлённых. Поэтому называет это “новым киноязыком”, хотя на самом деле в сухом остатке и сам признаётся в том, что это не кино, и всё.

Так вот. Почему же тогда мы все отлично понимаем, что это никакое не кино, а просто гадость и тупость, а вот Пазолини, Феллини, Висконти, Бунюэль и товарищ Луи Арагон — написали миллион писем в поддержку Параджанова, когда его дважды сажали за мужеложество в советскую тюрьму, называя при этом “выдающимся кинорежиссёром”?

Вовсе не только потому, что у левой европейской интеллигенции было принято вступаться за эту тему, хотя и это тоже. Но это было бы слабым объяснением, неуважением к этим действительно реальным деятелям искусства. Всё просто: основой их творчества, да и вообще мысли, был протест, который, правда, они могли выражать и кинематографическими средствами. И любой другой известный ПРОТЕСТНИК — был их братом по крови, требующим защиты всей стаей. Вот то, что он протестует — у Параджанова видно вообще по всему, и не важно, что он от искусства далёк как мало кто, умеет им только спекулировать в самом прямом смысле (Параджанов и вся его семья в течении нескольких поколений жила преимущественно торговлей антиквариатом). Ну и — значит, для них он свой. А на то, что фильмы его — не фильмы, собственно — на это можно закрыть глаза, ведь это не главное.

Конечно, я считаю это преступлением, направленным против искусства. Параджанова можно хотя бы понять. Торговать в Тбилиси антиквариатом — это значило быть мега-богатым в СССР человеком, и за другие его прегрешения — там тоже не сажали. Но как воспользоваться “первоначально накопленным капиталом” и перейти из купцов в элиту, “в знатные князья, если не можешь пойти по партийной линии и не являешься физиком-теоретиком? Только объявив себя режиссёром, в том числе подкрепляя это антикварными подношениями тем советским гражданам, от которых формально зависит выдача “корочки” кинорежиссёра. Но вот согласиться с этим настоящим режиссёрам типа Висконти и т. д. — только потому, что он тоже сгусток протеста, как и они — это и есть преступление перед искусством. Даже несмотря на то, что у них срабатывал код “свой-чужой” на психологическом уровне. Пусть он для них свой, но зачем же его титуловать “режиссёром”?

Кстати, в области кинематографии есть ещё один похожий пример. В данном случае положительный, но очень наглядный именно для данного контекста. Недавно умер режиссёр — правда, очень талантливый — Георгий Данелия. Отказать ему в таланте ни у кого не повернётся язык, надеюсь. Но лично я его фильмы не люблю, хотя и уважаю. Просто они все слишком или депрессивны, или, так скажем, “минорны”, а я это не люблю.

Понятно, что у него были на то свои причины, но как ему удавалось такое настроение у себя поддерживать постоянно?! Я не знаю точно, ни в коем случае не хочу его обидеть, но подозреваю, что он был запойным алкоголиком, и у него была перманентная пьяная истерика от этого. Пьяная истерика — это не обязательно когда человек кричит. Нет, даже чаще — это когда мужик пьёт и плачет, пьёт и плачет, пьёт и плачет. Или сам дома, или “в плечо друга”, или на груди у женщины. Ну, или не мужчина, а женщина, вспомним хотя бы певицу Ваенгу и её песни: поплачет и выпьет, поплачет и выпьет, поплачет и выпьет — и так, пока не уснёт.

И вот это своё состояние Данелия и передавал в фильмах. Самый яркий пример тут — это фильм “Кин-дза-дза”. Все его фильмы минорны, но все они, по крайней мере, без зауми и всяческого абстракционизма. А этот — с ним, при том через край. Вы обращали внимание, что этот фильм часто любят и хвалят не только эстеты из “продвинутой интеллигенции”, которую хлебом не корми — дай посмотреть какого-нибудь Ингмара Бергмана и прочий абстракционизм и кризис личности, но и те, кого принято называть “простыми людьми” в виде грузчиков и шахтёров? Господи, ну они-то что смогли тут найти и полюбить?! А всё очень просто — в фильме хорошо передана атмосфера запойной депрессии, она прямо ощущается, как говорится, “всеми фибрами души”. И на “ура” воспринимается всеми, кто к этому склонен — а уж о чём фильм и что это всё за муть — не важно, важнее атмосфера. Правда, повторяю, в отличие от Параджанова — Георгий Данелия и правда хороший режиссёр и художник, кино снимать умел.

Вы спросите — “а причём тут Кураев”? А вот тут нужно вспомнить опять содержание фильмов Параджанова. Кстати, не только фильмов, но и его выступлений. Всё это исключительно переполнено церковными моментами. Всюду монахи, иконы, христианские статуи, храмы, цитаты из Библии и т. д. Прямо много.

Дают ли они что-то сюжету? Начнём с того, что сложно сказать, есть ли в том же “Цвете граната” вообще какой-то сюжет, но даже если это нечто понимать под “сюжетом” — дают ли для понимания этого “нечто” хоть что-то все эти иконы и статуи? Вообще ничего. Они просто антураж, мебель. Ощущаешь себя в церковной лавке или в антикварном магазине, где торгуют иконами и т. д.

Возможно, скажете вы, Параджанов в принципе был религиозным христианином, и не важно — нужно ли это было для “сюжета” — просто он так насыщал чем-то христианским свои фильмы? Ну, тоже нет, конечно. Дело даже не в том, что сложно ждать большой набожности от спекулянта антиквариатом, который активно занимался только запрещёнными тогдашним советским законодательством сексуальными практиками. А в том, что он и сам себя так не позиционировал. И христианства в нём не больше, нежели в бывшем мэре Екатеринбурга Ройзмане или в дрессировщице животных Дуровой, которые в советские годы коллекционировали “доски” — т. е. иконы. При том относясь к ним именно как к произведениям живописи, а не как к святым образам.

Дело даже не в моде. С помощью своего навязчивого “христианства” Параджанов просто выражал протест, поскольку Церковь была полузапрещена. Вот такой вот неприятный казус, Господи — с Твоей (якобы) помощью кому-то удаётся изображать не утверждение, а отрицание…

Но “протестная интеллигенция” тогда это с удовольствием пожирала и даже поднимала на знамёнах. Хотя сейчас с таким же точно энтузиазмом дерёт глотку против “клерикализации”.

А что же Кураев? Да ровно то же, что и Параджанов, только с задержкой в десять лет.

Ну вот чем он занимается последние десять лет, пытаясь сыграть роль не столько даже Лютера (для этого всё-таки не мешало бы быть верующим христианином), а “бичующим церковь правдорубом” в духе Невзорова?

Кураев активно бичует среди священноначалия три порока: карьеризм, атеизм и гомосексуализм. А давайте-ка вспомним…

Ну, что касается темы — гомосексуалист ли Андрей Кураев сам по себе — не вижу смысла это обсуждать, это не интересно, да и неприлично. Не важно — какая сексуальная ориентация у самого Кураева, но важно, что ещё десять лет назад он был скандально известен тем, что в лекциях для студентов и семинаристов отстаивал версию, что в церкви, в том числе среди священников, гомосексуалисты могут чувствовать себя совершенно спокойно. За что несколько раз получал выговоры от всяких епископов. Вы без особого труда можете найти ролики с этими его выступлениями в интернете. А сейчас у него всё наоборот.

Что касается атеизма. Ну, чужая душа — потёмки. Я не знаю — верит ли он в Бога именно как православный человек. Откровенно говоря — я более чем сомневаюсь. Опять же — этого было бы довольно странно ожидать со стороны бывшего агитатора с кафедры Истории КПСС в МГУ.

Конечно, в аналогичной ситуации в своё время был и апостол Павел. Но после того, как Савл стал Павлом, — мы от него не слышали сугубо гностических философских рассуждений на тему Бога и веры, а также восхвалений сомнительных не только с литературной, но и с христианской точки зрения книжек про Гарри Поттера, на которых он основывает значительную часть своих религиозных построений. Это было бы странно со стороны Павла. А от Кураева мы других речей и не слышали никогда, они у него только такие — марксистско-фрейдистская школа богословия со ссылками не на труды Отцов Церкви, а на подростковую беллетристику в стиле фэнтези.

Наконец, карьеризм. Ибо именно за обвинение в карьеризме настоятеля Елоховского собора о. протоиерея Александра (Агейкина) в день его смерти несколько дней назад — Его Святейшество Патриарх Кирилл и запретил Кураева в священнослужении.

Послушайте, ну большего карьериста, чем Андрей Кураев, я в церкви просто не знаю. Т. е., может полно и больших карьеристов в среде священноначалия, но во всяком случае они не делают это публично.

А вы вспомните последний Собор, на котором избирали Патриарха и где двумя основными фаворитами были митрополиты Кирилл и Климент. Да Кураев, являясь одним из основных пиарщиков штаба Кирилла, до такой степени слащавости и восхваления превозносил своего кандидата — что не только православному, но и вообще любому интеллигентному человеку это было стыдно слушать.

Андрей Вячеславович Кураев на встрече с переславцами в переславской гимназии | Анатолий Чайко

Даже сам Кирилл ничего такого не говорил, он просто уходил от обсуждения этих тем. Не то что Кураев. Торговля табаком?

— “Не было ничего такого, мы об этом даже не знали, ну шлют какие-то благотворительные посылки, мы ж не знаем — что в них”.

Торговля спиртом “Рояль”? 
— “Не знаю ничего такого, всё вы врёте, нас хотели подставить”.

И т.д. и т.п., и так по всем вопросам — от коммерческих до богословских. При этом не жалея чёрной краски на всех остальных — от митрополита Климента до почившего Патриарха Алексия Второго.

Мммм… Т. е. всё это, конечно, — не из карьеристских побуждений, да?

Ну а потом, когда положенных ему за это (на его взгляд!) благ не дали, — озлобился и стал просто хамом, при том именно в библейском значении этого слова.

Фото: Анатолий Чайко

Между Параджановым и Кураевым есть сходство, но есть и отличия. Один использовал христианские мотивы просто как “инструмент протеста”, второй — как лестницу карьерного роста после закрытия кафедры Истории КПСС. Не совсем одно и то же, но внешнее сходство есть.

Однако, важнее сходство не внешнее, а внутреннее. И оно, кстати, не имеет отношения именно к христианству. Зато тут сходство стопроцентное и очень интересное.

Один назывался кинорежиссёром, — но вообще совсем ничего не понимал в этом ремесле. До такой степени был не расположен к пониманию того — что такое режиссура, что просто даже странно. Его даже плохим режиссёром назвать нельзя, он просто не режиссёр. Но считается таковым.

Другой настолько далёк от сути православного священника, что даже не вызывает ни у православных, ни у атеистов чувства отторжения и протеста. Только вопрос — да что ж ты там делаешь вообще? Ну это же просто странно как минимум.

Люди ведь от чего с ума сходят? От того, что занимаются не своим делом. Вот чему нас могут научить фильмы Параджанова и блогерские посты Андрея Кураева.

Эрик Лобах

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

3 2 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться