19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Хэллоуин в Конгрессе

Вести самого увлекательного импичмента

Палата Представителей, точнее, её демократическая составляющая, наконец-то преодолела колебание демократов с неустойчивой психикой (обусловленной, в первую очередь, неуверенностью в завтрашнем дне из-за избирателей, которые голосуют не так, как надо, а так, как хочется) и решила проголосовать за резолюцию о начале процедуры импичмента.

Без принятия этой резолюции Трамп и примкнувшие к нему республиканцы морочили несчастным демократам голову. Ещё и ставили палки в колёса председателю разведкомиссии Конгресса Адаму Шиффу, проводящему за закрытыми дверями в секретной комнате в подвале Капитолийского Холма допросы анти- или, в крайнем случае, невертрамповских дипстейтовцев (оставшихся от обамовских времён в Госдепе и в Совбезе и либо “своими собственными ушами” слышавших телефонный разговор Трампа с Зеленским, либо узнавших о нём практически из первых рук) и сливающему после этих допросов в СМИ избранные места. Которые говорящие головы, делая страшные круглые глаза и судорожно глотая воздух, тут же раздували до размеров мировой катастрофы, для немедленного преодоления которой нужно немедленно отстранить Трампа от власти.

Текст резолюции, написанный исключительно демократической частью Палаты Представителей, хотя и разрешал, казалось бы, республиканским членам Комиссий вызывать своих свидетелей на допросы, но председатели Комиссий (в поте лица работающих над поисками у Трампа признаков измены Родине, предательства и других, не менее тяжких преступлений, описанных в соответствующей статье американской Конституции об импичменте) могут им без объяснения причин отказать. Республиканцы предложили семнадцать поправок к этой резолюции, но все эти поправки были отвергнуты.

Спикер Палаты Представителей Нэнси Пелоси после обсуждения поправок вышла разговаривать с журналистами, которых заинтересовало несколько однобокое понимание ею и её демократическим большинством понятия демократии — согласно которому ни у меньшинства, ни у Трампа и его адвокатов практически никаких прав не осталось. Но Нэнси довольно раздражённо стала от них отмахиваться и, забыв где-то свои зубные протезы, очень неразборчиво кричать, чтобы они не слушали эти республиканские бредни, потому что эта резолюция по процедуре импичмента прекраснее и справедливее всех предыдущих резолюций. После чего сказала, что больше она на эти вопросы отвечать не будет, а с удовольствием ответит на вопросы о торговых соглашениях и понижении цен на лекарства, удивив таким образом всех — в первую очередь Трампа и лидера сенатского большинства Митча МакКоннелла, с нетерпением почти год ожидающих, когда же Палата Представителей решит заняться законотворчеством, а не поиском чёрной кошки в тёмной комнате.

Голосование по резолюции, официально начинающей процедуру импичмента, очень удачно совпало с Хэллоуином, и одна конгрессвумэн, Кэти Портер из Калифорнии, обделённая, видимо, вниманием СМИ, посчитала уместным прийти на заседание Конгресса в костюме Бэтмэна. Республиканцы не преминули воспользоваться этим всенародным праздником и сказали, что голосование в Хэллоуин окончательно утверждает весь этот процесс как “Охоту на ведьм”.

Как это принято в Конгрессе, перед голосованием по резолюции все, кому не лень, выступили с пламенными речами. И если республиканцы довольно дружно поливали эту процедуру, всё больше и больше похожую на очередную попытку госпереворота Дипстейтом, то демократы в написанных практически под копирку речах заявляли, что они с тяжёлым сердцем голосуют за эту резолюцию, потому что импичмент — это почти как высшая мера наказания, и у них и в мыслях никогда такого не было, но, видя ужасные преступления, совершённые Трампом во время получасовой телефонной беседы с Зеленским, у них не остаётся практически никакого выбора. После этого демократы почти хором стали клясться в любви к отцам-основателям и к Великой Американской Конституции с её священным Правом на Импичмент, что звучало немного странно в устах борцов против основных поправок — Свободы Слова, Права на Оружие и Презумпции Невиновности. Поскольку большинство этих выступавших лиц с тяжёлым сердцем стали требовать импичмент Трампа ещё до того, как он переступил порог Белого Дома, то их душевным страданиям для телевидения почти никто не поверил, потому что циники прекрасно понимают, что всё это делается исключительно для будущих рекламных предвыборных роликов.

Голосование по резолюции никаких неожиданностей, кроме двух внезапно дрогнувших демократов, проголосовавших против (среди которых не оказалось любимицы республиканцев Тулси Габбард, из-за чего её популярность резко упала), не принесло, после чего секретные заседания Адама Шиффа благополучно продолжились — несмотря на то, что в резолюции было написано о “начале публичных слушаний”.

После голосования по резолюции на подиум поднялась Кэти Хилл, в воскресенье объявившая о своей отставке из-за скандала, связанного с публикацией её довольно откровенных фотографий, подтверждавших появившиеся недавно слухи о том, что она состояла в неформальных сексуальных отношениях чуть ли не со всеми своими помощниками — что немного противоречило правилам поведения в Конгрессе. Несмотря на принадлежность к правильной партии, Кэти, в первый раз избранной в Конгресс, пришлось расстаться с ещё даже толком не насиженным местом, потому что она ещё не успела научиться искусству политической борьбы — сначала, после первых слухов, совершив грубейшую тактическую ошибку и надолго замолчав, а потом начав всё отвергать и нарвавшись на фотографии. Кэти произнесла пламенную речь, из которой выяснилось, что её отставка вызвана исключительно двойными стандартами, местью ревнивых мужчин и вообще женоненавистничеством. Как кто-то довольно справедливо заметил, если её отставка вызвана исключительно этими причинами, то вообще непонятно, почему Нэнси Пелоси эту отставку приняла.

На шумном фоне голосования о начале процедуры импичмента почти незаметно промелькнула новость: нанятый братом скоропостижно повесившегося в тюрьме главного американского педофила Джеффри Эпстайна независимый судебно-медицинский эксперт проанализировал характер повреждений, приведших к самоубийству Джеффри, и неожиданно пришёл к выводу, что Джеффри кто-то довольно серьёзно помог.

Твиттерный народ, не успевший ещё успокоиться после раздутого СМИ скандала из-за фотожабы Трампа, награждающего отважного пса, участвовавшего в спецоперации по уничтожению аль-Багдади…

… решил проявить своё недюжинное мастерство и, до появления новости о Джеффри, вспомнил о главном герое импичмента — Джо Байдене:

… а после новости о Джеффри — и о Мадам:

В штате Нью-Йорк, а заодно и в городе с одноимённым названием, несмотря на радостные для этого глубоко либерального, уверенно строящего недоразвитый социализм города события, начался хорошо пока скрываемый траур — потому что Трамп объявил о том, что его постоянным местом жительства теперь будет не его квартира на 58-м этаже Trump Tower на Пятой Авеню, а его курорт Мар-а-Лаго во Флориде. И теперь город и штат Нью-Йорк не досчитаются налогов от его доходов, что может составить довольно ощутимую брешь в их бюджете. Губернатор штата Эндрю Куомо попытался сделать вид, что ничего страшного не произошло, сказал, что “скатертью — дорога”, и тут же напомнил всем, что Трамп отказывается публиковать свои налоги, а это, по его мнению, означает, что он всё равно ни штату, ни городу ничего не платит.

Михаил Герштейн

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб