19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Бедная Маша

Посол Мария в застенках Капитолийского Холма

Ранее: Вашингтонские хроники. Крёстный Отец.

Закончилась первая неделя публичных слушаний импичмента Трампа в прямом эфире, и вся страна, как надеялась банда, состоящая из главы Разведкомиссии Палаты Представителей Адама Шиффа и спикера этой Палаты Нэнси Пелоси, должна была, затаив дыхание, прильнуть к телевизору. Надежды, однако, не оправдались, потому что статистика, которую ещё не успели объявить лженаукой, оказалась неутешительной. Допросы бывших и нынешних сотрудников Госдепа посмотрело гораздо меньше народу, чем выступление Бобби Мюллера, закончившееся, кстати, его полной дискредитацией (потому что он, как выяснилось, не читал собственный отчёт), и чем прошлогодние разборки между кандидатом на пост Верховного Судьи Бреттом Кавано и Кристиной Блэйзи Форд — неожиданно отчётливо вспомнившей, что около сорока лет назад он к ней чересчур нежно прижался, но напрочь забывшей, где и когда это было.

Демократы, несмотря на неудачную для них статистику и на то, что за сутки после первых слушаний избирательная кампания Трампа насобирала больше трёх миллионов долларов пожертвований (а по результатам опросов популярность президента выросла на 4% и добралась до отметки в 50%), а также несмотря на то, что фондовая биржа полностью проигнорировала эти слушания, установив несколько новых рекордов, всё ещё не теряют надежды. Они даже неожиданно отказались от полюбившегося, казалось бы, всеми термина “Quid Pro Quo”, проведя секретный опрос и выяснив, что народу больше по душе не какое-то загадочное латинское выражение, а простое слово “взятка”. CNN и им подобные срочно взяли это слово на вооружение, тут же мгновенно забыв латинскую фразу, которую до этого пытались (правда, довольно безуспешно) склонять на все лады в течение двух месяцев.

В пятницу Адам Шифф решил допросить бывшего посла США на Украине Марию Йованович, которую уже допрашивали в секретных застенках Капитолийского Холма. Трамп, не особенно стесняясь в выражениях, твитнул, что он делает для Украины гораздо больше, чем “О” (читатели его твитов тут же бросились считать буквы, пытаясь понять, специально ли он сократил Обаму до одной буквы, или ему просто не хватило 280 символов), а дипломатическое искусство Марии оставляет желать лучшего, потому что она перед Украиной была послом в Сомали, и ничего хорошего из этого, как все знают, не получилось.

Адам не смог пройти мимо этого твита, поэтому творчески его переработал, кое-что выкинул, показал свою версию на экране и спросил Марию, не считает ли она, что Трамп занимается запугиванием свидетелей. Журналист Fox News Брет Байер неожиданно пришёл в состояние экстаза и на весь Твиттер закричал, что прямо на наших глазах пишутся новые статьи импичмента. В результате этого крика души всё либеральное человечество внезапно полюбило Fox News, но те немногие, у кого ещё осталась способность логически мыслить и разбираться в американских законах, объяснили, что свидетелей с помощью твита запугать нельзя.

Мария, которая уже успела перед этим рассказать, что она тридцать три года проработала в Госдепе, и никакой Президент ей не указ, потому что она лучше знает, тут же расплакалась, а немного успокоившись и вытерев слезы, сравнила себя с дипломатами, убитыми во время теракта в Бенгази. После этого она стала отвечать на вопросы членов разведкомиссии, и Адам Шифф чутко держал руку на пульсе, время от времени грубо вмешиваясь и запрещая задавать членам те или иные вопросы. К сожалению для Адама, он с этой задачей справился не очень хорошо, потому что у Марии успели спросить, есть ли у неё информация о том, что Трамп брал взятки или занимался какой-либо ещё криминальной деятельностью, и Мария, видимо, растерявшись или всё ещё будучи запуганной страшным трамповским твитом, сказала “нет”.

Среди республиканцев во время этих слушаний неожиданно взошла новая звезда — конгрессменша из Нью-Йорка Элиза Стефаник, которой Адам Шифф несколько раз пытался заткнуть рот, решив, видимо, что золотое правило “женщины — наше всё” относится только к некоторым женщинам. Но Элиза смогла преодолеть его яростное сопротивление и вытянула из Марии признание, что администрация О. была настолько сильно обеспокоена “Бурисмой” и Хантером Байденом, что с Марией была проведена специальная подготовка по этому поводу перед её утверждением в Сенате на пост посла в Киеве. После этого Мария довольно мрачно признала, что О., несмотря на обещания, не предоставил Украине летального оружия, а Трамп предоставил.

Элиза на одной Марии не остановилась, а заодно размазала по стенке и самого Адама, процитировав его многочисленные интервью CNN, ABC, CBS и им подобным, где он клятвенно обещал допросить тайного осведомителя, из-за которого начался этот процесс, и даже говорил, что с ним уже достигнута договорённость. Почему-то, сказала Элиза, теперь об этом своём обещании Адам забыл и стал говорить, что это всё не нужно и лишнее — интересно, что же поменялось, задала Элиза риторический вопрос. Возможно, выяснилось, что Адам и его помощники беседовали с осведомителем перед тем, как он написал свою кляузу? Шифф во время этой пламенной речи сидел с каменным лицом и вытаращенными от природы глазами, даже не пытаясь изобразить подобие ехидной улыбки, время от времени блуждавшей у него по лицу до выступления Элизы. Тем не менее, в конце допроса Адам нашёл в себе силы поблагодарить Марию, после чего, как это было принято в СССР, все встали и разразились бурными продолжительными аплодисментами.

Убедить народные массы в серьёзности импичмента становится всё труднее, потому что в пятницу с пространным заявлением выступил министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко, заявивший, что главная надежда демократов, дипломат Гордон Сондланд, на которого недавно нахлынули разнообразные противоречивые воспоминания, никогда не увязывал задержку военной помощи с началом расследования семейки Байденов.

Трамп, как и обещал, опубликовал стенограмму своего первого, апрельского разговора с Зеленским, в котором он поздравил Владимира с победой на выборах и пригласил с визитом в Вашингтон без каких-либо дополнительных условий, хотя бывший директор ЦРУ Джон Бреннан, подрабатывающий сейчас комментатором то ли на MSNBC, то ли на CNN, бил себя в грудь и утверждал, что апрельский телефонный разговор был “ещё хуже” июльского. Заодно благополучно умерла ещё одна активно продавливаемая СМИ конспирологическая теория о том, что стенограмма июльского звонка была неполной. Одна из говорящих голов заявила, что он со своими помощниками прочитал эту стенограмму вслух с секундомером, но вместо тридцати минут у него получилось всего десять. Где остальные двадцать минут, вопрошал интеллектуал из телевизора, но суровая правда жизни оказалась гораздо проще, потому что Зеленский с Трампом разговаривали на разных языках, и на целостность временно-пространственного континуума повлияли переводчики, о которых великий интеллектуал современности, говорящий только на одном языке, просто-напросто не подумал.

Михаил Герштейн

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб