19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Тегеран-52

Рейган не слагал на фарси

В конце года в Вашингтоне наступило затишье, и жизнь практически остановилась. СМИ время от времени пытались раздуть потухший огонь импичмента. То рассказывая о том, что Пентагон очень переживал, что Украина могла не получить замороженную военную помощь, и просил сотрудников Белого Дома связаться с Трампом. Трамп в это время в своём нью-джерсийском гольф-клубе играл в гольф с профессиональным гольфистом Джоном Дэйли, и, видимо, выключил телефон. То рассуждая о 20 емэйлах между Белым Домом и бюджетным офисом, которые бюджетный офис отказался предоставить Разведкомиссии, ссылаясь на конфиденциальность и президентскую привилегию. А в этих емэйлах наверняка таится что-то такое, из-за чего у Сената полезут глаза на лоб, если до него, конечно, доберутся когда-нибудь две статьи импичмента, застрявшие на столе у Нэнси Пелоси.

Перед рассказом о “новогодних событиях” в Ираке — небольшой исторический экскурс. Сорок лет назад, в ноябре 1979 года, Иран напал на американское посольство в Тегеране и захватил 66 заложников. 13 из них выпустили через пару недель, ещё одного — по состоянию здоровья через несколько месяцев, а остальные 52 заложника были выпущены только в 1981 году, через 444 дня после захвата.
Президент Джимми Картер блестяще доказал свою полную беспомощность, провалив операцию по освобождению заложников и не сумев договориться об их освобождении. В результате он с треском проиграл президентские выборы Рональду Рейгану, и Иран что-то заподозрил, потому что заложники были освобождены 20 января 1981 года, буквально через несколько минут после инаугурации.

Затишье закончилось внезапно, 31 декабря, когда на американское посольство в Багдаде была совершена попытка вооружённого нападения проиранскими шиитскими организациями “Силы народной мобилизации” и “Катаиб Хезболла”. СМИ сначала пытались объяснить, что это — стихийные протесты скорбящих иракцев по поводу жертв американских бомбардировок позиций “Катаиб Хезболлы”, но эта версия не выдержала проверку временем, потому что СМИ с некоторым удивлением довольно быстро обнаружили, что скорбящие были вооружены и хорошо организованы.

Ещё одно историческое отступление — гораздо более недавнее — 11 сентября 2012 года в Ливии было совершено нападение на американскую дипмиссию в Бенгази, в результате которого погибли 4 сотрудника посольства, потому что администрация Обамы и Мадам, бывшая тогда Госсекретарем, мучительно долго думали, что же делать, и ничего не смогли придумать.
СМИ стали с плохо скрываемым нетерпением ждать сообщений о захвате посольства и о жертвах или хотя бы заложниках. Образованные аналитики считали, что хозяйничающий в Ираке Иран попытается повторить историю 40-летней давности, чтобы потом пытаться диктовать свои условия и требовать отмены санкций и тому подобные методы выкручивания рук.
Администрация Трампа, в отличие от Картера и Обамы, не стала (несмотря на горячее желание СМИ, чтобы Багдад стал “трамповским Бенгази”, и забывших, что совсем недавно они, повторяя слова Мадам, кричали, что не надо раздувать из событий в Бенгази трагедию, потому что всё равно ничего сделать было нельзя) ковырять в носу и чесать в затылке, а быстро прислала для защиты посольства морпехов (называемых, кстати, “Devil Dogs”), которые отбили это нападение без единой жертвы. Всё произошло так быстро, что твиттерный народ даже пошутил, что у фильма “13 часов” о событиях в Бенгази появится сиквел “13 минут”. 

Пока СМИ безутешно горевали из-за несостоявшегося “Бенгази”, Пентагон с лёгкой руки Трампа уничтожил с помощью дронов второго человека в Иране, считающегося (на американский взгляд) террористом номер один, генерала Касема Сулеймани, одного из лидеров “Корпуса стражей исламской революции”. Новый год для Сулеймани и ещё нескольких террористов немного пониже рангом, оказавшихся почему-то в Багдаде и попавших под горячую дроновскую руку, начался не очень удачно.
Демпартия тут же возмутилась всеми своими конгрессменами, закричав, что Трамп не поставил Конгресс в известность о готовящейся операции, а это не очень хорошо, и вообще, он это всё сделал, чтобы отвлечь народ от импичмента. Народу, как известно, на импичмент было глубоко наплевать и до этого, а представить, что Трамп поделится сокровенным знанием о предстоящем нападении с ненавидящей его Нэнси Пелоси или вечно протекающим в СМИ главой Разведкомиссии Адамом Шифом, было невозможно.

Ведущая канала MSNBC Рэйчел Мэдоу, одна из главных пропагандистов-конспирологов Русской Саги, прочитав новость о Сулеймани, заплакала в прямом эфире. Washington Post сначала назвал Сулеймани “наиболее уважаемым полководцем”, но потом немного одумался и эпитеты убрал.
Журналист New York Times написал, что Сулеймани, подобно бывшему председателю КГБ и Генсеку Юрию Владимировичу Андропову (о чём этот журналист, скорее всего, не знал) был натурой многогранной и писал романтические стихи, и в качестве доказательства даже привёл соответствующее видео.
Журнал New Yorker написал пространный некролог, в котором красочно описал жизненный путь Касима — от строителя и бодибилдера до генерала с седыми волосами и щеголеватой бородкой. Постепенно выяснилось, что Сулеймани подготовил не только нападение на американское посольство в Багдаде, но и имел непосредственное отношение к Бенгази, но администрация Обамы, пытаясь пропихнуть “Иранскую сделку”, решила на всякий случай Сулеймани не трогать. 

Пока у демократов проходил траур по Сулеймани, а в Торонто прошла про-иранская демонстрация памяти Сулеймани с флагами Хезболлы и зажиганием свечей, демократам был нанесён удар в спину.
Бывший обамовский министр внутренней безопасности Джей Джонсон заявил, что Трамп имел полное право уничтожить Сулеймани, не спрашивая разрешения у Конгресса. Генерал Дэвид Петреус, сначала командовавший при Обаме американскими войсками в Ираке и Афганистане, а потом возглавивший ЦРУ (что, правда, закончилось для него довольно плачевно, потому что в это время писательница Пола Бродвелл стала писать его биографию, и так сильно заинтересовалась его героическим прошлым, что у них случился роман, выплеснувшийся в разбалтывание Дэвидом секретной информации), заявил, что уничтожение Сулеймани — это посильнее “Фауста” Гёте даже лучше, чем уничтожение Усамы бен Ладена.
Джо Байден попытался было примкнуть к стройному хору демократов, но ему довольно быстро напомнили, что он активно участвовал в подписании иранской сделки, поэтому мог бы и промолчать.

Иран стал кричать, что он не потерпит и отомстит, на что Трамп твитнул, что в память о событиях 40-летней давности американские ракеты нацелены на 52 иранских объекта, Иран тут же объявил, что за голову Трампа он заплатит 80 миллионов долларов, на что твиттер тут же прокомментировал, что эти деньги, видимо, из тех двух миллиардов кэша, которые Обама передал Ирану, привезя их в грузовом самолете.
Иран заодно заявил, что он окончательно выходит из иранской сделки, поэтому все сразу окончательно догадались, что Иран уже давно пытается разработать ядерное оружие, несмотря на клятвенные обещания, и дружно сказали “Кто бы сомневался”. Кто-то даже пошутил, что теперь можно прикрыть строительство крыла обамовской библиотеки, посвящённого иранской сделке. 

Твиттерный народ, понаблюдав, как вся демпартия стала объясняться в любви Ирану, подвёл итоги этой новогодней недели и немного мрачно пошутил, что теперь между Ираном и демпартией начнётся борьба за право использования слогана “Смерть Америке”.

В воскресенье Госсекретарь Майк Помпео побывал почти на всех новостных каналах. Как его ни пытались убедить в том, что убивать Сулеймани не следовало, и что, согласно NY Times (внимательно выслушавших добровольных дипстейтовских осведомителей и пересказавших их совершенно секретные откровения), разведданные, согласно которым Сулеймани готовил атаки на американские дипмиссии и военные базы, были высосаны из пальца, он только немного кривовато усмехался в ответ. А когда ведущий Fox News Крис Уоллес, оставаясь верным своему невертрамповскому кредо, спросил у Майка, как он считает, влияет ли на отношение врагов Америки к Трампу за рубежом “висящий над ним импичмент”, Помпео посоветовал задать этот вопрос Сулеймани.

Михаил Герштейн

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб