Тачки Апокалипсиса

Какую машину лучше выбрать для конца света?
Безумный Макс: Дорога Ярости, 2015 | Warner Bros. Pictures

За первую неделю карантина я решил пересмотреть кино про апокалипсис, катаклизмы, заражения и прочие неприятные вещи, чтобы примерно прикинуть, к чему же нам готовиться в теории. И в очередной раз понял, что реальный мир и Голливуд существуют в разных Вселенных. 

Ford Mustang и HUMMER H2 — большой расход топлива

Больше всего меня, конечно, волновали автомобили, которые герои выбирают во время апокалипсиса. Образ автомобиля постапокалипсиса, созданный Голливудом — максимально большой, мощный, брутальный и прожорливый. Вот, например, персонаж Уилла Смита из фильма “Я — легенда”. Он ездит на охоту на Ford Mustang Shelby GT500. Безусловно, это отличный выбор машины выходного дня, на случай, когда катаклизмы закончатся, но в экстремальных условиях, когда толком нет ни бензина, ни дорог — Mustang выглядит довольно странным выбором. Мало того, что на него за неделю может уйти весь запас топлива, так он ещё и сам по себе обладает уникальной способностью убивать владельцев при любом неосторожном движении. Не верите, посмотрите ролики в интернете — в Америке способность Мустангов ни с того ни с сего наматываться на столбы и пальмы уже давно стала чуть ли не мемом.

Другой не менее странный выбор можно наблюдать в фильме “Добро пожаловать в Зомбиленд”. Герой Вуди Харрельсона предпочитает жёлтый HUMMER H2 и Cadillac Escalade. Во втором фильме кинодилогии (“Зомбилэнд: контрольный выстрел”) он продолжает испытывать нездоровую тягу к концерну GM: отчасти это обусловлено продакт-плейсментом, а отчасти характером самого персонажа. Безусловно, давить толпы зомби гораздо сподручнее на гигантских внедорожниках, которые, честно говоря, я бы и сам выбрал, окажись я на его месте. Вопрос, как далеко ты на них уедешь, опять же упирается в наличие или отсутствие бензина.

В “Обители зла” героиня Милы Йовович предпочитала мотоциклы, что, конечно, гораздо быстрее и удобнее, чем автомобиль. Но в ситуации, когда весь мир хочет тебя сожрать, мотоцикл уже не кажется оптимальным средством передвижения. Как и машины из “Безумного Макса” — Interceptor (Ford Falcon 1972 года), Gigahorse (на основе Cadillac Coupe de Villes 1959 года) или War Rig (удивительный гибрид Tatra T815 и Shevrolet Fleetmaster 1947 года). Но это уже совсем стимпанк, там речь не идёт об экономичности, потому что машины предназначены для войны за то самое топливо, на котором они ездят. И чем они быстрее, мощнее и страшнее — тем лучше.

Так какая же она, идеальная машина для мира, в котором что-то пошло не так?

Первое, оно же и главное. Машины на случай апокалипсиса должны быть надёжными. Современные автомобили создаются в первую очередь маркетологами, а не инженерами, они должны служить ровно столько, сколько занимает разработка следующей новой модели — то есть в идеале года три. Поэтому про тачки моложе середины девяностых можно смело забыть. Посмотрите на Мерседесы в кузове W123 — до сих пор работают в качестве такси в Ираке или Сирии, а это значит, что они заведутся и поедут даже после ядерного взрыва. Они будут ехать, даже если их заправить дизелем, полученным из верблюжьих экскрементов, кузов сгниёт до сквозных дыр, а в двигателе останется два последних работающих цилиндра.

Второе — простота ремонта. Помните, как в советские времена все прекрасно обходились без автосервисов по записи, имея в арсенале лишь набор инструментов и смекалку? Перебрать мотор на даче, в перерыве между посадкой картошки и обедом, заменить подвеску, поставив машину на пару кирпичей? Перевести машину на газ, поставив в багажник баллон, который ещё вчера служил источником питания для кухонной плиты? Почему бы и нет. В условиях, когда мир катится по наклонной, вам придётся освоить навыки ремонта своими руками, а для поколения, которое привыкло заказывать всё нажатием кнопки на смартфоне, это задача практически невыполнимая. Поэтому — чем проще, тем лучше. Никаких пневмоподвесок и сложных адаптивных амортизаторов, забудьте. Если что-то нельзя починить за 10 минут при помощи кувалды и такой-то матери, это не наш вариант.

Третье — наличие мощного мотора и рамы. Первое пригодится, если вам придёт в голову идея заварить автомобиль листами брони или, на худой конец, нержавейки, обмотать колючей проволокой и установить на крышу багажник. Во-первых, автомобиль с мощным мотором не потеряет в динамике, вывезет из грязи, а как мы помним, апокалипсис — это почти всегда отвратительные дороги. А во-вторых, вы всегда сможете удрать от тех, кто решит покушаться на ваши запасы гречки. Рама же обеспечит прочность автомобиля в случае, если удрать всё-таки не удалось. Ну и наконец, last but not least. Чем более древний и простой мотор, тем он менее требователен к качеству топлива. И даже в случае, если в мире останутся запасы бензина, через три-пять лет он начнёт распадаться, терять октановое число, а через пять-семь лет распадётся на фракции и превратится в бесполезную жидкость для разжигания костров. Простые же моторы всегда можно переоборудовать для работы на всём, что горит. Начиная от свежедобытых углеродов, без какой-либо очистки, заканчивая упомянутым выше газом — ну или самогоном, если ничего больше под рукой не окажется.

Машина для постапокалипсиса в России

Лично мне, в российских реалиях, лучшим автомобилем на случай апокалипсиса представляется УАЗ, тот, что в народе называется “буханкой”. Да, возможно он не обладает выдающейся динамикой и мощным мотором, но учитывая плотность населения за МКАД и качество дорог, это не самые важные характеристики. Сами посудите: кузов из толстого металла, подвеска, которую можно починить с помощью водопроводных труб и синей изоленты. Полноценные спальные места и двери, запирающиеся изнутри на задвижку, как деревенский сарай. Полный привод с блокировками, идеальная проходимость и возможность установить лебедку! Минимум окон, и самое главное — доступ к двигателю из салона, что сводит к минимуму ситуации, когда вам нужно покидать кабину.

Однако с “буханкой” у меня отношения не сложились. Несколько лет назад мы с друзьями решили поехать в путешествие с палатками в Ивановскую область. Состояние дорог там было примерно мне известно, и чтобы не гонять туда наши машины, не предназначенные для езды вне асфальта, мы попросили у отца моего друга ключи от той самой “буханки”. Радостно представляя, как мы будем пять часов трястись на скамейках в багажнике с ящиком пива. Вопрос, сколько нужно молодых людей с гуманитарным образованием — продюсеров, маркетологов и музыкантов, чтобы завести простоявший полгода без движения УАЗ? Правильный ответ — не важно, сколько, потому что эта задача оказалась для нас невыполнимой. Мы заряжали аккумулятор, проверяли уровень топлива, клеммы, проводку, массу. Но он не подавал признаков жизни. В конце концов мы плюнули и поехали на своих машинах, а разгадка крылась в одной маленькой детали. Подача топлива в этой “буханке” перекрывалась водопроводным краном, спрятанным где-то под обшивкой пола. То ли это была хитрость владельца, то ли так было задумано с завода, но эта секретка оказалась гораздо более действенной, чем все эти ваши модные спутниковые сигнализации и иммобилайзеры. Однако даже и в такой ситуации можно найти свой плюс, если подходить с умом. Вы можете быть уверены, никто никогда не сможет угнать вашу тачку.

Однако, если вы всё-таки решите выбрать для последних дней существования цивилизации розовый Cadillac Eldorado с откидным верхом, я не буду вас отговаривать. Потому что выбор автомобиля — это всегда борьба между прагматичностью и чувством стиля. И если стиль для вас важнее, кто я такой, чтобы вас осуждать. В конце концов, вас конечно же всё равно съедят, но это по крайней мере будет красиво и достойно финальных титров.

Молчание ягнят, 1991 год | Strong Heart/Demme Production

Сергей Лесневский

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments