Простое будущее время

История часовщика из “Швейцарской Сибири”
Feblacal | iStock

Швейцарский часовой механик Филипп Дюфур, чьё дарование справедливо расценивается как гениальное, — наш современник. Дюфур родился в 1948 году в местечке Ле Сентье, что в регионе Вале-де-Жу, одном из самых заснеженных регионов во всей Швейцарии (его ещё называют “швейцарской Сибирью”), славных своими часовых дел мастерами. В детстве Дюфур, перед которым вот уже тридцать лет преклоняются все часовые коллекционеры мира, мечтал быть автомобильным механиком, заниматься моторами, а в идеале — и самому когда-нибудь конструировать гоночные автомобили. Судьба распорядилась иначе. У родителей будущего часовщика не было денег, чтобы отправить сына в престижное учебное заведение. Вот почему Дюфур попал в бюджетную часовую школу — по месту рождения. Он с отличием окончил L’Ecole d’Horlogerie de la Vallee de Joux в 1967-м и был взят на работу в качестве подмастерья в структурообразующую часовую марку региона — Jaeger-LeCoultre. В компании, основанной в 1837 году, он занимался реставрацией старинных часов. Это занятие привило Дюфуру любовь к почтенной механике, а также к классическим швейцарским часовым образцам. Именно эта любовь и позволила ему позднее создать модели под собственным именем Philippe Dufour — Duality и Simplicity, которые не имеют себе равных на аукционном рынке. Модели Duality и Simplicity считаются эталонами часовой инженерии и часового стиля. В этих часах многие специалисты видят продолжение многовекового европейского часового искусства.

Вале-де-Жу, Фотограф: DK Mediaw | iStock

Сегодня Филиппа Дюфура, улыбчивого, терпеливого и неторопливого господина, называют главным наследником всех часовых европейских традиций — как стилистических, так и механических. Превыше всего Дюфур ставит кропотливый ручной труд часовщика и лаконичность исполнения. Он нередко сетует на то, что современные мануфактуры перегружены компьютерами. “Но ведь у этих машин не европейские, а японские мозги! Как можно на них полагаться, если делаешь механику?”, — приговаривает Филипп Дюфур в интервью, добавляя, что уровень образования и мастерства нынешних часовщиков с каждой пятилеткой лишь ухудшается. Сам же Дюфур воспитывает одного ученика — Мишеля Булонже, — совместно с основателями марки Greubel Forsey Роббером Гребелем и Стивеном Форси.    

За знаниями к “патриарху” спешат не только ученики, покупатели и журналисты, но и молодые часовщики, представляющие новые бренды: так, Дюфур дал путёвку в жизнь легендарным сегодня авангардным проектам Uhrwerk и MB&F.

Я легко делюсь тем, что знаю, ведь мне важно, чтобы наше часовое мастерство не исчезло со временем,

— признаётся Дюфур.

Он и сам по себе — ходячая часовая школа. В настоящий момент Дюфур, получивший награду как “Лучший часовщик” в рамках престижного конкурса Grand Prix de Geneve в 2013 году, работает над книгой, предназначенной профессиональным часовым мастерам. 

Я ощущаю большой недостаток технической литературы о часах, словарей, учебников и справочников, вот поэтому и сам решился взяться за книгу

— объясняет мастер, подчёркивая, что сегодня многие учащиеся часовых школ занимаются по учебникам 1930-1950-х годов. 

Ещё одной мануфактурой, в которой поработал Дюфур, является Audemars Piguet из Ле-Брассю. Знаменитая марка позволила Дюфуру отточить мастерство в изготовлении карманных часов с боем — La Grande Sonnerie. 

После работы в Audemars Piguet Дюфур еще набирался мастерства у легендарного часового рисовальщика и часового механика, создателя Royal Oak Audemars Piguet Джеральда Дженты. Известен Дюфур и как чуткий реставратор старых часов — в этом качестве он отметился в аукционном часовом доме Освальдо Патрицци Antiquorum. Потом Филипп Дюфур принял важное решение — стать независимым мастером.

В чём успех часов Philippe Dufour?

Первая персональная модель, которую Дюфур сделал под своим собственным именем, — Duality — была представлена в рамках часовой выставки Baselworld в 1996 году. Всего было сделано 9 штук Duality, лаконичных часов, отличительной особенностью которых являлись сразу два баланса. Цены на Duality на аукционах удивляют даже опытных коллекционеров: так, к примеру, нью-йоркских торгах Phillips в октябре 2017 года эстимейт Duality колебался в отрезке $200–400 тысяч (в итоге часы ушли с молотка за $915 тысяч). 

Natalia Shabasheva | iStock

Свой главный шедевр (chef d’oeuvre — “главное творение”) самую важную модель в карьере часового мастера — Simplicity — Дюфур показал ровно 20 лет назад, в 2000 году. Феноменальная лаконичность, подкупающая простота Simplicity, отражённая уже в названии часов, покорила буквально всех. Это были часы с круглым корпусом из белого золота, с белым эмалевым циферблатом, которые, казалось, унаследовали все важные коды европейской часовой стилистической науки и механики. Один экземпляр Simplicity был сразу же “принят” в экспозицию швейцарского The Espace Horloger Watch Museum — как истинный эталон механического часового инструмента. Механизм Simplicity с ручным подзаводом выглядит просто и очень красиво. Мосты и платина из нейзильбера, вручную выгравированный рисунок “Женевская волна”, зубья колёс тщательно отполированы также вручную: мы уже знаем, что Дюфур старательно избегает любой автоматизации производства. Из функций в Simplicity есть только три стрелки — часовая, минутная и малая секундная стрелка, помещённая на малом “циферблате” в положении “6 часов”. 

Дюфур обещал, что каждый экземпляр Simplicity будет изготовлен им лично — практически от начала и до конца. Всего было изготовлено 200 штук Simplicity (как и предполагал изначально сам часовщик). Заказ на эти часы можно было разместить лишь до 2007 года, позднее лично сам мастер лично приостановил “клиентские” списки, заявив, что не будет “раздувать” серию, мгновенно ставшую легендарной.

Я всё делаю сам, я отвечаю за любую деталь в моих часах, поэтому серия Simplicity будет ограниченной,

Последний экземпляр этой модели был продан напрямую заказчику в ноябре 2012 года: с этого момента Simplicity можно купить лишь на тематических аукционах. И цены на эту модель, которая, как кажется, отражает сам смысл и дух европейского исторического искусства, поражают.

Simplicity Philippe Dufour оцениваются в 260 тысяч евро (аукцион Phillips 2017 года), или, если и ниже, то всё равно за очень приличные деньги — на Sothebey’s, в том же году, модель ушла с торгов за 176 тысяч евро. И это внушительные суммы, если учесть, что Simplicity “не содержат” большого усложнения, вроде турбийона или репетира. Напротив, это подчёркнуто простые и безыскусные часы.

Успех Simplicity Phillipe Dufour связан:

I

во-первых, с их техническим и стилистическим совершенством: это идеальные со всех сторон часы, которые достойны музея и которые можно передавать по наследству. Их достоинства со временем будут только улучшаться — как истинно хорошее дорогое вино. 

II

во-вторых, сегодня искушённые знатоки, коллекционирующие часы, предпочитают вкладывать большие деньги как раз в подобные “рукодельные”, а не механизированные продукты. Широко известный факт, что Дюфур сам делает свои часы — от начала и до конца — принципиально не используя при этом электронику, многих справедливо подкупает.

III

и, наконец, в-третьих: часы Simplicity Phillipe Dufour представляют собой величественный образец истинного европейского часового искусства. Образец точный, элегантный в своей точности, редкий, продуманный и, не побоимся этого слова — гениальный. 

А, как известно, всё гениальное — просто.      

Екатерина Истомина

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 2 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться