19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Победа спортивного костюма

Как фрак и смокинг вышли из игр на свежем воздухе

К середине XVII века мужская мода достигла, наверное, своего совершенства. Эволюция, продолжавшаяся несколько столетий, завершила превращение средневековой куртки-дублета сначала в колет, а затем в созданное при французском дворе Людовика XIV изысканное сочетание французского кафтана-жюстокора с камзолом. Этот костюм, украшенный кружевами, бантами и лентами, был, пожалуй, самым пышным из всех, что знала история, наглядно показывая богатство, роскошь и престиж Версальского двора.

Такая одежда распространилась по всей Европе, окончательно уничтожив национальный стиль одежды всех сословий, от простолюдинов до высшей знати. Именно во второй половине XVII столетия произошло великое уравнивание внешности. Все люди европейской культуры, а для того времени значит — все цивилизованные люди, оделись “на французский манер”. Своеобразие испанского или немецкого костюма было забыто до начала эпохи романтизма, когда народы стали вспоминать о своём прошлом и возводить в культ национальную одежду, сохранившуюся к тому времени лишь в самых отдалённых деревнях.

По пути упрощения

Но очень быстро, менее чем за сто лет, костюм французской знати пережил целую серию перемен. В нём постепенно стало меньше вычурной сложности и больше изысканной простоты. Массивные алонжевые парики сначала стали ниже и короче, а затем от них остались лишь оплетённая лентой коса и несколько локонов над висками — настоящее торжество простоты. Свободный кафтан со множеством складок и большими обшлагами стал заметно уже, начал плотно облегать фигуру. Камзол оказался теснее и короче, всё более превращаясь в современный жилет. Почти исчезли кружева и ленты.

Но что же стало причиной этих изменений? Ответ прост — спорт. Именно в это время знать перестала посвящать себя одному единственному делу — войне, после чего обнаружила, что у неё осталась масса свободного времени. Скучающие аристократы начали заниматься различными играми на свежем воздухе, среди которых первенствовали охота, верховая езда и фехтование. К тому же, спортивные забавы были ещё и очень полезным делом — полученные навыки могли пригодиться на королевской службе или в случае внезапного конфликта, закончившегося дуэлью.

Конечно же, заниматься спортом в нижнем белье было делом абсолютно недостойным. Но для этого требовалась одежда попроще, не столь громоздкая, как придворный стиль двора Людовика XIV. Так появился первый спортивный костюм, ставший предтечей фрака. Длинные полы кафтана сначала стали подгибать назад, а затем переднюю часть отрезали вовсе. Получилась куртка с фалдами, в которой было удобно ездить на лошади.

Мода приходит из Англии

Длинные полы кафтана больше не мешали сидеть в седле, а, превратившись в фалды, элегантно спадали сзади, закрывая тыловую часть аристократа. Эту моду быстро оценили военные, так как обнаружилось, что в подобном костюме проще не только ездить верхом, но и двигаться, стрелять и фехтовать. В результате военный мундир Галантного века стал всё более походить на фрак.

Чуть позже появились первые длинные брюки. Если раньше мужчины столетиями носили короткие штаны до колена с чулками и подвязками, придерживающими их, то теперь стало допустимым отправиться в конную поездку в узких, облегающих ногу панталонах, заправленных в низкие охотничьи сапожки с отворотами.

В это время Франция теряет роль законодательницы моды, которая переходит к Англии. Именно там, на родине спорта, появляется спортивный стиль одежды, который быстро становится популярен во Франции и всей Европе. Новая мода считалась полезной для здоровья, демократичной и буржуазной. Она демонстрировала протестантские добродетели новой эпохи — скромность и простоту. Вместо ярких бархатных кафтанов, расшитых золотом, верхушка общества облачилась в довольно скромные фраки тёмных тонов, сшитые из простого сукна. Золотые и серебряные пуговицы, порой украшенные драгоценными камнями, сменили простые, выточенные из рога или дерева и обтянутые тканью. Заодно новая мода пошла на пользу британской промышленности — все бросились покупать английскую шёрстную ткань и позабыли про вырабатываемые во Франции парчу, бархат и галуны.

Как революция утвердила новую моду

Последний удар моде “старого режима” нанесла Французская революция. В обиход вошли не только слова “свобода, равенство и братство”, но и наглядное демонстрирование республиканских взглядов. Для этого лучше всего подходила одежда. Если красный фригийский колпак и не прижился из-за своего нелепого вида, то буржуазный фрак обозначал победу Третьего сословия над знатью, а, следовательно, стал лучшим символом того, что одетого таким образом гражданина пока ещё рано отправлять на гильотину.

Произошло очень простое разделение общества — тех, кто носил старые кафтаны и парики казнили или заставили бежать из Франции, а новые хозяева жизни уже были одеты в английские спортивные костюмы. И, наконец, окончательно утвердились длинные панталоны, ставшие символом санкюлотов — той самой городской бедноты, у которой не было денег на дорогие чулки и короткие штаны-кюлоты. Солдаты парижской Национальной гвардии расхаживали по столице в длинных и широких брюках белого цвета, украшенных тонкой синей и красной полоской — использование цветов нового флага считалось лучшим способом продемонстрировать патриотизм.

Но французы не были бы собой, если бы не довели британскую моду до изысканного абсурда. Так в самые мрачные дни революционного террора родился стиль инкруаяблей — “невероятных”. Среди них было немало “бывших”, которые не просто демонстрировали презрение к революции и грозившей им смерти, но и с помощью моды высмеивали буржуазный, демократический стиль, пропагандируемый якобинцами.

Контрреволюционная мода инкруаяблей

Вычурность их одежд не знала границ — фраки стали столь узки, что подчёркивали все линии фигуры. Фалды были столь длинны, что подметали улицы. На шею повязывали длинные, пышные галстуки из тонкого полотна и кружева, закрывавшие нижнюю часть лица, а прохожих презрительно рассматривали через лорнет, даже если зрение молодого человека совсем не требовало наличия подобного аксессуара.

Мода инкруаяблей оказалась довольно заразной, и вот по всей Европе молодежь стала одеваться, подражая французам. Кое-где — например, в России — это было воспринято как опасный признак якобинства и грядущей революции. Новые костюмы не вызывали никакой симпатии у императрицы Екатерины II, а Павел I и вовсе запретил их, вместе с модными круглыми шляпами, приказав носить добропорядочный немецкий кафтан и традиционную треуголку.

Впрочем, представление об императоре как об этаком самодуре, “запрещающем моду”, не что иное, как заблуждение и преувеличение, ведь тот самый немецкий кафтан, ставший символом благонадёжности, был не чем иным, как немного модифицированным английским фраком. Достаточно взглянуть на павловскую моду, как станет ясно — мы видим всё те же костюмы в английском вкусе, облегающие фигуру, расстёгнутые спереди, с коротким жилетом, вырезом спереди и длинными фалдами сзади. Но зато без французского утрирования и нарочитых излишеств. Скромно, по-британски. Разве что про шляпу-цилиндр пришлось забыть. Но тут слишком сильна была его связь с одеждой мятежных французов.

Эпоха “денди в чёрном”

Как раз на рубеже XVIII и XIX веков новый спортивный стиль обретает законченность и изысканность. Главная заслуга в том принадлежит первому среди английских денди — Джорджу Браммелу, известному под прозвищем “Красавчик”. Именно он изобрёл и канонизировал современный покрой фрака, сюртука, жилета и мужской сорочки. Впрочем, ему же мы обязаны изгнанию из мужской моды разноцветья прошлых эпох. Браммел считал, что единственные красивые цвета, подходящие мужчине — почти траурные: чёрный, тёмно-синий, тёмно-коричневый. Рубашка должна быть идеально белой и всегда чистой, а возможность продемонстрировать яркие тона оставалась лишь за жилетом.

С того времени мрачные цвета навсегда обосновались в мужской одежде. В сознание каждого намертво вбито — чем темнее костюм, тем для более торжественных случаев он предназначен. Хотя ещё в 1830-е годы считалось нормальным, подобно Павлу Чичикову, заказать довольно яркий фрак цвета “наваринского дыма с пламенем”, то есть коричневый с красноватым отливом. А вот к середине XIX века эти вольности уже прекратились, а фрак навсегда стал чёрно-белым.

Викторианская эпоха отличалась особой чопорностью, обострённым вниманием к внешним приличиям, которые считались самым очевидным признаком джентльмена. Поэтому мужской костюм того времени отличается особой строгостью и единообразием. Романтики первой половины столетия ещё пытались протестовать против гнёта традиций ношением длинных волос и нарочитой небрежностью в одежде, но вскоре даже им пришлось застегнуться на все пуговицы. С выбором гардероба всё было очень просто: днём — тёмный сюртук с цилиндром, вечером — фрак.

Визитка — это очень спортивно!

Впрочем, спортивный стиль постепенно торжествовал победу. В середине XIX века появились визитки (названные так, потому что в них было удобно наносить утренние визиты знакомым). Визитка — это ещё более упрощённый сюртук с расходящимися спереди полами, удобный для верховой езды. Из спортивного костюма визитка очень быстро превратилась в формальный, оставаясь одеждой для торжественных случаев в англосаксонском мире и по сей день. Почти каждый мужчина в Великобритании или США хотя бы один раз наденет серую визитку с жилетом на собственную свадьбу.

Фрак же по-прежнему оставался главной вечерней одеждой. Хотя и тут его постепенно начал теснить смокинг, изобретённый американцами как, опять-таки, более простая и спортивная альтернатива. Но главным прорывом спортивного стиля в конце XIX и начале ХХ веков стало появление всем привычного современного костюма — пиджака с брюками. Никого уже не удивит информация, что и он вначале был создан для занятий спортом. Такая одежда была куда проще и легче, чем сюртук, визитка или фрак, и потому активно использовалась во время спортивных игр или при прогулках за городом. Других функций у костюма в то время не было. Появиться в нём на торжественном приёме — всё равно что в наши дни прийти туда в спортивных штанах и ветровке, некоторые люди могут себе позволить, но выглядит подобный афронт чрезвычайно вульгарно.

Однако демократизация общества в ХХ веке и особенно Первая мировая война, смешавшая строжайше разделённые сословия в единую народную массу, превратили костюм сначала в допустимую повседневную, а затем и в главную парадную одежду. Так спортивный стиль в очередной раз победил формальный. Так что ничуть не удивлюсь, если, скажем, пятьдесят лет спустя мужчины будут появляться на балах в том, что сейчас одевается на тренировку в спортзал.

Михаил Диунов

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб