Парижские хроники: Ритц

Часть II. Антоним роскоши — это не бедность, это вульгарность
Риц Париж
Обработка от Яна Авриль | Fitzroy Magazine

Часть I | Часть II | Часть III

Лето 2020 года, Париж. Французское правительство совсем недавно ослабило антиковидные меры, и каждый парижанин старается унести столько лета, сколько поместиться в руках и карманах. Интернет взрывается советами, куда уехать из проклятого города или где спрятаться от надвигающейся жары, если вам не повезло и вы не получили в наследство особняк в Довиле. Ну а Инстаграм, как всегда, пестрит различными хит-парадами лучшего мороженого города в этом сезоне.

Пролистывая знакомые имена бутиков (Une glace à Paris, La Fabrique Givrée, Glacier Pierre Geronimi), взгляд цепляется за что-то новое. Популярные блогеры друг за другом и через одного публикуют фотографии потрясающего десерта со взбитыми сливками, хлопьями миндаля и свежей малиной. В битве между отелями Пенисула, Крийон и Ритц за звание самого модного места этим ненормальным, перевёрнутым с ног на голову летом 2020 года Ритц побеждает с разгромным счётом. До этого известный отель не был замечен в безумном флирте с социальными сетями.

Неожиданно люкс и роскошь вновь решили позаигрывать с молодёжью и bobos (bohéme-bourgeoisie — социальный класс людей, обладающих доходами выше среднего, придерживающихся левых ценностей и предпочитающих богемный стиль жизни) из Одиннадцатого округа. За мороженым и выпечкой из Ритц выстраивается очередь до бутика Картье. Парижане и приехавшие на выходные в город banlieusards (жители Подпарижья) готовы ждать 45 минут, чтобы побаловать себя великолепием от знаменитого отеля.

Риц Париж

Мороженое "Ритца"

Это, конечно, не новая история. Она повторяется в Париже из века в век, из поколения в поколение. Аристократия и элита приходят на новую территорию, обустраивают своё пространство, но стоит им только немного расслабиться и расположиться, как следом подтягивается народ “попроще”, разрушая своими громкими разговорами и грязными ботинками весь шарм и негу обстановки. Тогда высочайшему обществу приходится нехотя паковать сундуки от Луи Вюиттон и Мойна, оставлять слуге свой новый адрес и переезжать. Так было с островом Сите, так было с Маре, который в середине 50-х превратился чуть ли не в квартал хиппи. И даже Второй округ рисковал своей репутацией, но был спасён нашествием белых воротничков.

Однако, как говорила Коко Шанель, которая провела большую часть жизни в Ритце и умерла в его номере:

Антоним роскоши — это не бедность, это вульгарность

Габриэль Бонёр Шанель

И если уроки жизни от мадам Шанель могут вызывать некие разногласия (в конце концов, во время Второй Мировой Войны мадам разгуливала по коридорам отеля под руку с Гансом Гюнтером фон Динклаге, немецким атташе), то уроки стиля — никогда (говорят, слуги носили за парой противогазы на сатиновых подушечках).

Само местоположение Ритца подкрепляет афоризм мадам Шанель. Швейцарец Сезар Ритц открывает свой блестящий, новый, обустроенный по последнему слову техники отель в 1898 году. В отеле есть действительно всё: электричество, лифты, телефоны в каждой комнате и ванные с проточной водой.

Чарльз Ритц, cын Сезара Ритца, и Эрнест Хемингуэй

Под свой отель Сезар Ритц выкупает два бывших аристократических особняка на площади Вандом. Он мог бы на эти деньги купить землю в районе модной авеню Опера и быть поближе к кричащим улицам и ресторанам, но это было бы так… вульгарно?

После громкого, с помпой, открытия отель тут же ждал ошеломляющий успех. Парижане и парижанки делают всё, чтобы с шумом отдохнуть в ресторане Ритца от грохота современного города.

The Ritz garden café

Художник: Пьер Жорж Жаньо

Ритц рисковал стать жертвой собственного успеха и кануть в Лету во время Первой мировой войны, как это произошло со всей Belle Epoque, оставившей после себя только осколки модерна, скупо рассыпанные по улицам Парижа.

Однако Ритц уже заметили те, кто в результате впишет его имя в вечность. Скотт Фитцжеральд, Колетт, Марсель Пруст. Эрнест Хемингуэй говорил:

Когда я думаю о жизни в раю, дело всегда происходит в Ритце

И это очередной парадокс. Спросите любой путеводитель или гида, и они скажут вам, что кварталом писателей и интеллектуалов 1920–1930-х годов были Большие бульвары или Монпарнас. Но давайте начистоту: Большие Бульвары и Монпарнас — были их сценой, где они играли роли на публику. А Ритц стал закулисьем, где они могли снять маски, отдохнуть и побыть самими собой. За такое удовольствие можно дорого заплатить. Даже философ Жан-Поль Сартр не брезговал выйти из любимого Шестого округа и перейти на Правый берег Сены, чтобы заглянуть на пару часов в Ритц. В отеле собирались те, кто писал и создавал историю Парижа.

Как же это связано с инстаграмовским бумом летом 2020 года? Неужели дела у The Ritz Hotel Limited идут так плохо, что им приходится продавать мороженое на вынос по 16 евро за стаканчик? Или за этим маркетинговым ходом стоит что-то больше? Можно ли увидеть в нём продолжение некой давней, длящейся уже более ста лет традиции, которую мы невольно перестали замечать за всеми историями с Фредериком Бегдебедером, пожарами, реновациями etc? Давайте всмотримся в лица людей, стоящих три четверти часа на жаре, чтобы получить в руки вожделенный синий стаканчик мороженого со знаменитым золотым вензелем.

Ах да, маленькая деталь! Небольшая десертная лавка открыта справа от входа в отель, её прилавок выходит на улицу. Так модным блогерам из спальных районов Парижа не приходится преодолевать собственную робость перед роскошными дверями и швейцарами в белых перчатках на входе. Можно приобщиться к магии Ритца, в нём и не побывав.

В очереди стоят, конечно же, жители Второго и Восьмого округов. Для них площадь Вандом — это остановка по пути в сад Тюильри, это их родной квартал, они знают здесь каждый камень. Мороженое из Ритца для них — это просто мороженое.

Рядом с ними стоят bobos-родители близнецов из Одиннадцатого округа. Они ещё сами не поняли, как в них сочетается страстное желание прикоснуться к эмблеме Ритца и социально-экологические ценности. Но они чувствуют за строгим фасадом и вышколенными продавцами некий стержень, прочную основу, на которую хочется опереться.

Ritz paris
Очередь за мороженым у отеля Ритц | Фото: Charles Platiau | Reuters

За ними в очереди говорят по телефону менеджеры из соседних к Ритцу офисов. Кипенно-белые рубашки сияют на солнце, волосы уложены с идеальной небрежностью, они отрывают телефон от уха, только чтобы срочно ответить на имейл. К мороженому они обязательно возьмут эспрессо и коробку печенья, чтобы угостить им кузенов и кузин на званом семейном ужине. Своих детей у них нет. На чек они даже не посмотрят: перехватят телефон из правой руки в левую, а правой быстро приложат банковскую карту к терминалу.

С ними вперемешку в очереди стоят блогеры, начинающие инста-звёзды и даже редкие туристы. Для них это всё весёлый аттракцион, который нужно обязательно запечатлеть от первого шага в очереди до последней ягоды малины на взбитых сливках. Они приоделись по такому случаю, стараясь соответствовать обстановке и атмосфере.

Если присмотреться к этой очереди, в ней можно увидеть почти весь Париж. Из двадцати округов и Маленькой Короны (Petite Couronne — ближайшие пригороды Парижа) к Ритцу стекаются те, благодаря кому этот город существует — его гости и местные жители.

Ritz Paris
Фото: Jerome Delaunay | iStock

А когда на Вандомскую площадь постепенно начнёт опускаться вечер, десертная лавка Ритца закончит свою работу, довольные мороженым и полученными фотографиями парижане постепенно разойдутся по домам… В этот момент к легендарному отелю начнут подъезжать его постоянные клиенты. Писатели, журналисты, дизайнеры, галеристы, артисты и художники. Те, кто воспевают красоту и характер Парижа, те, кто создаёт его образ. Те, кто поддерживают традицию творческой аристократии собираться по вечерам в баре Ритца и пить, пить, пить — и обсуждать будущее вечного города. И кто знает, может быть, кто-то из тех, кто сегодня сидит за стойкой бара, впишет своё имя в стройный ряд Хемингуэя-Пруста-Сартра-Бегбедера, пока мы с вами наслаждаемся сливочным мороженым на Вандомской площади?

Дина Куликова

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 3 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии