Парижские хроники: Charvet

Часть III. Последняя цитадель мира люкса
Charvet
Обработка от Яна Авриля | Fitzroy Magazine

Часть I | Часть II | Часть III

Подобное тянется к подобному. Долгое существование в Париже накладывает свой неизгладимый отпечаток. Город прогибает под себя, под свой характер и вкус. Ты либо учишься соответствовать ему, жить в его широких, но строгих рамках, либо бежишь из него. Париж преподносит уроки жизни, и только те, кто сумел прислушаться к ним, становятся частью города, мастерами и учителями Art de vivre и идеального вкуса. Ну а лучшие из лучших понимают, как эти правила нарушать, чтобы достигать ещё бо́льших высот.

В первом округе Парижа, на углу площади Вандом и улицы Капуцинов в шестиэтажном особняке Gaillard de la Bouëxière располагается единственный бутик дома Charvet, специализирующегося на пошиве рубашек.

Дом Charvet — это загадка, аномалия, анахронизм, “исключение из правил” и “последний приют” мира люкса. В Charvet будто взяли всё, чем живёт Париж, вывернули наизнанку, сделали наоборот — и в результате оказались вписаны в ДНК города.

Париж обожает нравиться. Город яркий, город громкий, привлекающий внимание. Город дорогой, доступный не всем, но стремящийся каждому дать кусочек себя. На этой тонкой границе между элитарностью и доступностью уже играли марки. Та же маркетинговая операция отеля Ритц, продававшего летом мороженое на вынос. Однако пока люкс заигрывает с широкими массами и придумывает всё новые способы привлечь к себе внимание, в доме Charvet продолжают делать своё дело. В Charvet не гонятся за трендами, веяниями и модой. В Charvet их создают.

Писатель и Денди, Граф Робер де Монтескью в доме Charvet
Шарж опубликован в журнале «La Vie parisienne» (Парижская жизнь)

Рассказывать историю дома Charvet почти что скучно. В его венах течёт кровь личного хранителя гардероба его императорского величества Наполеона Первого, первой прачки его императорского величества при замке Сен-Клу и консьержа замка Мальмезон. Совершенство, высочайшие требования и высочайшее качество у этой марки в роду.

И это первое правило Парижа, нарушенное домом Charvet. Париж любит истории борьбы, истории о том, как талант пробивал себе дорогу, кто бы то ни был — хоть Пабло Пикассо, хоть Франсуаза Обиньи. А Charvet стартовали с достойным приданым и солидной репутацией.

Модный дом Charvet был основан в 1838 году Жозефом-Кристофом Шарве. Он предложил своим клиентам новую, невиданную до этого услугу — рубашки на заказ. До появления первого бутика Шарве на улице Ришелье мужские рубашки имели грубую форму прямоугольника и шились на дому из ткани, принесённой заказчиком.

У Charvet всё с самого начала было не так. Приходя в бутик, гость попадал в особый мир. Его встречали с особым вниманием, предлагали присесть, пока готовятся прохладительные напитки. Дальше неспешно можно было выбрать ткань, обсудить свой выбор с продавцом, поговорить о модных цветах и фактурах, собрать последние слухи и обменяться свежайшими анекдотами. После этого портной снимал с клиента мерки, чтобы сшить рубашку по новому, придуманному в Charvet лекалу — приталенную.

Уже в 1839 году Шарве становится официальным поставщиком рубашек Парижского клуба Жокеев. Представьте себе элитное общество, сливки сливок. А теперь представьте себе ещё что-то более элитное. И ещё выше и эксклюзивнее. То общество, которое вы себе сейчас представили, могло бы открывать двери перед членами Парижского клуба Жокеев. Снобизм, элитарность, голубая кровь, эксклюзивность и закрытость — вот ценности, заложенные в основу Парижского клуба Жокеев. Дом Charvet оказывается жокеям под стать.

Однако и это оказывается против парижских правил жизни. В Париже до конца XIX века богачи и бедняки живут в одном доме, но на разных этажах, грязные бордели соседствуют с роскошными особняками, а под стенами королевского дворца Лувр проходит самая опасная улица города. Элита, шьющая для элиты — это слишком чисто для Парижа.

Реклама "Chemisier Charvet du jockey-club"

La Presse, 1839

Дальнейшая история дома Charvet — это вертикальный взлёт. Вторая половина XIX века. Блистает Париж и блистает Charvet. Приз за “лучшие рубашки Парижа” на Международных Универсальных выставках 1855 и 1867 годов, серебряная медаль на выставке 1878 года, золотая медаль в 1889 году. Дом Charvet — официальный поставщик рубашек принцу Уэльскому, а также принцу испанскому Альфонсу Двенадцатому и даже султану Абдул-Хамиду Второму.

Тут хочется отдельной строкой вспомнить байку о том, как месьё Шарве не решался отправлять грозному султану счета на оплату.

Но если Париж пользуется своей популярностью, чтобы пропустить через себя как можно больше людей — строит новое жильё, расширяет улицы, прокладывает новые транспортные развязки — то в Charvet придерживаются другой тактики. Месьё хочет прикоснуться к миру Charvet? Месьё придётся подождать.

После столь бурного начала, после такого мощного старта есть несколько сценариев развития событий. Можно замереть на пике своей славы, застыть в золоте янтаря и стать ещё одной тенью героического прошлого французской модной сцены, о которой будут изредка вспоминать начитанные гиды, проводя туристов по площади Вандом.

Второй вариант — уйти в массы. Оставить себе только логотип с солнцем времён Людовика XIV и упоминание площади Вандом в названии, перенести производство в Китай, на первом этаже собственного особняка открыть кафе, а остальные помещения сдать в аренду.

Третий вариант — продолжать хорошо делать своё дело. И именно тут ценности Парижа и Charvet сходятся в одной точке, в синергии. Париж стал Парижем благодаря неустанной работе миллионов и миллионов человек, построивших этот город, наполнивших его энергией, красотой, смыслом, нервозностью и негой. Парижане могут расслабленно сидеть на террасе, попивая холодное белое и бездумно глядя на прохожих. Но они же в рабочие часы будут педантично выполнять свою работу, потому что им всегда важен результат. Так и в бутике Charvet за атмосферой расслабленности, неги и удовольствия скрывается упорный труд нескольких сотен человек.

За почти двести лет существования марки в бутике Charvet почти ничего не поменялось, хотя изменилось, конечно же, всё. На первом этаже также можно найти сотни вариантов разных пуговиц, галстуков и шарфов. На втором этаже рубашки прет-а-порте, но вы хотите на третий этаж. Здесь можно увидеть знаменитую Белую Стену — более 500 вариантов белых в ста оттенках белого. И Голубую стену — двести оттенков голубого. Портной встретит вас на шестом этаже. Вы можете с ним обсудить форму, длину, ширину и наклон рукава, количество стежков, а также распределение веса ткани по телу. Всё как в 1839 году.

Не поленитесь зайти на сайт Charvet. Его просмотр займёт у вас меньше минуты. Это простой сайт-визитка, где указан адрес бутика, часы работы, имейл и ссылка на инстаграм. Такой роскоши не может себе позволить даже Шанель. Отказаться от digital-маркетинга и приглашать клиента на 28 примерок — такое себе может позволить только марка, до высокомерия уверенная в себе.

Charvet
Реклама Charvet и Gelot, опубликована в Herald Tribune, 1896

"В дорожном сундуке графини де Сен-Совер было это неглиже из шелка цвета абрикос от Charvet, очень простое, но очень практичное для автомобиля."

Реклама Charvet во французском Vogue, 1920

Инстаграм дома @charvet_official был создан 20 недель назад, в нём 39 постов и 3 000 подписчиков. Мэрия Парижа вкладывается в развитие туризма и поддержание должного образа, курируя в Инстаграме различные паблики, посвящённые городу. Но Инстаграм — это про широкую публику, про популярность, про любовь толпы. От этой стратегии дом Charvet отказался ещё в 1839 году, год спустя после открытия первого бутика. Конечно, в 1830–40-е годы про маркетинг ещё не говорили. Владельцам модных домов и мелких лавок приходилось рассчитывать на свою интуицию и здравый смысл. В марте 1839 газета “Фигаро” публикует рекламу Charvet со слоганом: “Элегантность, совершенство, скромные цены”. Но уже в мае 1839 года она звучит короче:

 Элегантность. Совершенство.

Когда ты одеваешь членов императорской семьи и богатейших членов французского общества, говорить о ценах просто неприлично.

Философия дома Charvet — это философия того Парижа, который уже почти не найти на улицах. Это осколок времён Первой Империи и Третьей Республики, когда требования монархической партии вызывали страх, а не умиление. Зайти в Charvet — означает поговорить с тем аристократическим Парижем, чьи следы почти стёрлись за хештегами и стрит-артом. Неповторимый опыт.

Значимые клиенты дома Сharvet:

Эдуард VII
Эдуард VIII
Джимми Картер
Шарль Де Голль
Рональд Рейган
Гарри Труман
Уинстон Черчилль

Великий князь Дмитрий Павлович
Никола I Петрович
Брюс Уиллис
Фрэнсис Форд Коппола
Орсон Уэллс
Филипп Нуаре
Гэри Купер

 

Катрин Денёв
Эдуард Мане

Клод Моне
Анри Матисс
Шарль Бодлер
Серж Генсбур
Марсель Пруст

Сергей Дягилев
Эмиль Золя
Карл Лагерфельд
Коко Шанель
Пьер Карден
Ив Сен-Лоран
Кендзо Такада

 

Текст: Дина Куликова
Фото: Клод Трюон-Энгок

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 голос
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии