Ешь, молись, люби гаспачо

Испанские хроники IV
Gazpacho
Обработка и коллажирование от Яна Авриль | Fitzroy Magazine

Часть I | Часть II | Часть III | Часть IV

Шёл десятый век нашей эры. В Европе происходило чёрт-те что. Повсеместный хаос, завоевания одних королевств другими, убийства и заговоры — одним словом, тёмные века, самый мрак Средневековья. И вот тогда — возможно, борясь с хандрой, один неизвестный монах, служивший в монастыре Ла-Росуэла недалеко от величественного испанского города Леон, стал вести дневник. Совсем как нынешние блогеры. Среди прочего, он упомянул о темпах расходования в монастырском приходе… сыра. Всё бы ничего: сыр в Испании — обычная еда и крестьян, и слуг Божиих, а хозяйственность — отличная черта характера, но дело в том, что эта записка — одно из первых, а по некоторым данным и вовсе первое рукописное свидетельство письменного испанского языка, дошедшее до наших дней! Записка безымянного монаха получила название “Новостей о сыре” и стала точкой отсчёта в истории языка, с богатством которого тягаться могут разве что пара языков на планете. 

Задумайтесь: испанский язык в официальных источниках родился в то же мгновение, когда один монах предался размышлениям о сыре. Это говорит о людях, населяющих благословенный полуостров по ту сторону Пиренеев, ярче любого резюме.

Дали
"Морские Ежи" Художник: Дали (1967г.)

Мы — то,

что мы едим.

Фраза сколь банальная, столь и правдивая. Испанцы могли бы добавить сюда ещё пару фундаментальных глаголов — как минимум, “то, что мы говорим” и “то, что мы любим”. 

Ну а новомодный, попсовый, но, в общем-то, исчерпывающий литературный и кинематографический лозунг “Ешь, молись, люби” испанцы вполне могли бы переиначить в “Ешь, молись и доешь то, что не успел до сиесты. “А где же тут любовь?” — спросите вы. Любовь с испанцем всегда, для неё не нужно выделять особое место. Любовь же к еде — фундаментальная черта испанского мировоззрения. Тем более что и почва для этого тут в крайней степени благодатная.

Но даже посреди поражающего воображение изобилия продуктов настоящий шеф-повар должен быть немного сумасшедшим, бросая вызов привычному и раздвигая границы известного, не теряя, впрочем, конечной цели — гастрономического кайфа. С чем — с чем, а с крупицей сумасшествия в Испании всегда всё было в порядке. Одно из основополагающих культурных явлений страны — загадочное duende — эфемерно, сюрреалистично и ярко, как чеканные фразы Федерико Гарсия Лорки или сумасшедшие образы его друга Сальвадора Дали. Это дуэнде не выражается словами, но оно везде — в образе жизни тусующихся до упаду испанцев, в нарушающей законы физики зашкаливающей скорости их речи и даже в гастрономических традициях страны, где перемешалось ингредиентов больше, чем на разномастных витринах легендарного рынка Бокерия.

Дали и Лорка
Свободный Источник​

Сальвадор Дали
&
Федерико Гарсиа Лорка

Испанские земли всегда были той самой кастрюлей, olla, где смешивались прошедшие долгий путь ингредиенты множества цивилизаций. Римские традиции с греческими специями сменились христианскими мотивами уже при вестготах с явными вкраплениями кошерной кухни евреев-сефардов. 

Восемь последующих веков в самом тесном соседстве с арабами оставили тысячи арабских слов в современном испанском. А где язык для коммуникации — там и для дегустации, не зря слово одно и то же. Так что удельный вес арабского в святая святых — испанской кухне — и вовсе не поддаётся исчислению. 

И даже в легендарном 1492 году, когда Испания поставила жирную точку в восьмивековой истории отвоевания своих земель, триумфаторы — Католические короли Фердинанд и Изабелла — направили свой взор на дальние дали неспроста. Амбициозный Христофор Колумб, искавший финансирование у монархов, ехал не просто в поисках кратчайшего пути к загадочной Индии, он отправлялся за гастрономическим Святым Граалем — за специями! Вот на это, на поиск пути к специям, которые были и надёжной валютой, и золотым слитком и, конечно, ключом к кулинарным находкам, испанская королевская чета и “клюнула” в конечном счете. Как оказалось, это был джекпот. Колумб не нашёл, конечно, Индию там, “за морем мрака”, зато волею судьбы попал в Западное полушарие. 

“Невидимая афганская борзая на пляже и призрак лица Гарсиа Лорки в форме вазы для фруктов с тремя фигами”

Сальвадор Дали (1938 г.)

Путешествие, не приведшее адмирала к заветным специям, которые обогатили бы и без того разнообразный плавильный котёл испанской кухни, обернулось открытием впечатляющего списка продуктов, вошедших в гастрономический код не только для Испании, но и всего мира. 

Томаты, картофель, перец, какао, кукуруза, табак, ваниль, киноа… Благодарить за всё это нужно Колумба и поверивших в его авантюрную идею, а может, просто-напросто слишком любивших поесть “их католических Величеств” Изабеллу с Фердинандом. 

Вот так жажда специй повернула ход мировой истории. Могла ли этим локомотивом быть другая страна, а не та, чья история письменности начинается, вероятно, с упоминания о сырах? 

Впрочем, испанская кухня могла бы быть рестораном в стиле фьюжн уже ко времени экспедиции Колумба в конце XV века. 

Христианские мотивы — хлеб, вино и рыба; еврейские мотивы — кошерное оливковое масло, баклажаны, удобные с учётом запрета на готовку в Шаббат соленья и мясные изделия длительного хранения; арабские мотивы, поставившие на пьедестал его величество рис и шафран…

Художник: Дали Фотограф: Taschen

И всё это в декорациях природной щедрости древних испанских богов, подаривших стране морские побережья с несметными дарами рыбы и морепродуктов. Густые леса Эстремадуры с желудями и кабанами, где не могли не производить лучший хамон в мире. Жаркое солнце Андалусии и Мурсии с бесконечными рощами олив… 

“Испанская кухня состоит из чеснока и религиозных предрассудков”, — те, кто однажды бросил в сердцах — и прямиком в историю — эту фразу, оказались правы. Только вот религий тут было намешано чертовски много. 

И вот к этому котлу из чеснока и вкраплений трёх испанский религий добавились заокеанские новшества. Так родилось блюдо, сполна описывающее Испанию. 

Испанская кухнясостоит из чеснокаи религиозныхпредрассудков

Страшное слово gazophylákion, почти “абракадабра”. В греческих церквях так называли особые ёмкости, куда складывали милостыню и всё то, что разные прихожане считали нужным пожертвовать. И вот эта ассоциация с ёмкостью, куда бросали один за другим ингредиенты, чтобы получить дар Божий, превратилось в блюдо, которое так к лицу Испании. Видите, в триаде “ешь, молись, люби” даже “молись” здесь имеет явный гастрономическим привкус. 

Дали Тайная вечеря

“Дали Тайная вечеря”
Сальвадор Дали (1955 г.)

Не хотите ли отведать ароматного гаспачо?

Смехотворно простое блюдо из сочных овощей — томатов, перца и огурцов, с непременным чесноком, луком, уксусом, с тем самым христианским хлебом, вполне кошерное, вполне халяльное — и абсолютно христианское. С щепоткой Нового Света, уравнивающее богатых и бедных в едином гастрономическом порыве. Блюдо демократичное и любимое везде. 

О гаспачо поёт Хоакин Сабина так же страстно, как об Андалусии. Гаспачо же — почти полноправный герой фильма “Женщины на грани нервного срыва”. Кто-кто, а Педро Альмодовар знает толк и в кино, и в еде, и в женщинах.

Блюдо-китч,

блюдо-цвет,

блюдо — Испания.

Женщины на грани нервного срыва

Кармен Мара в картине
“ Женщины на грани нервного срыва” (1988 г.)
Режиссёр: Педро Альмодовар

Гаспачо ели ещё до рождения испанской империи, но с ограниченным набором продуктов, а с приходом из сказочных заокеанских царств ацтеков и инков томатов и перца тарелки с гаспачо получили свои яркие красные краски. Совсем как на полотнах Дали, где тут и там красный цвет привлекал к себе внимание в самых разных консистенциях. Кстати, маэстро Дали смаковал краски не только на холстах.

Человек, олицетворяющий сюрреализм и интерпретирующий реальность так, как только ему по силам, знал толк в еде, как никто другой.

Это его усилиями на голове у Галы то тут, то там появлялся багет. Это у него хлеб живёт отдельной жизнью, в том числе и вполне разнузданной и активной половой. Это сам Дали умер в музее собственного имени в стенах, украшенных сотнями симметричных вкраплений, изображающих каталонский хлеб в виде шляпы матадора. 

Постоянство памяти Дали

Это у Дали часы в “Постоянстве памяти” плавятся, словно сыр. 

Это у Дали яичница порабощена телефонной трубкой. 

Наконец, это он, почти всё сознательное творчество посвятивший одной женщине, высшим проявлением своей любви посчитал… выпуск Поваренной книги в честь любимой фалы. “Les diners de Gala” — “Гала-ужины” — собрание из 136 рецептов, вполне жизненных и пригодных к воплощению на кухне, в сопровождении уже более характерных для Дали рассуждений о жизни, в обрамлении абсолютно сумасшедших рисунков в сюрреалистичном стиле. К слову, там целая глава об афродизиаках — вы же не удивлены? 

Есть, соблазнять, любить: это Испания в её концентрированном виде. 

Дали

“Гала-ужины” Художник: Сальвадор Дали Издательство: Tashen

Предваряя свою Поваренную книгу, Дали предупреждал, что любителям считать калории и “превращать радость от еды в наказание” лучше сразу закрыть книгу. Эти слова стоило бы повесить в зоне прилётов каждого испанского аэропорта, чтобы попадающие в испанский гастрономический плен не пытались сопротивляться. 

Споры о том, был ли Дали сумасшедшим эстетом или же продуманным эпатажным прагматиком, будут продолжаться, покуда живёт последний человек на Земле, умеющий читать и имеющий глаза, чтобы видеть. Но так ли это важно, если даже, переборщив с методами, он смотрел в самую суть, где любовь к женщине, любовь к еде и любовь к себе замешаны в один типично испанский коктейль, который вкусен только тут, на испанской земле? 

С не меньшим пылом будут спорить и о другом испанском сюрреалисте — уже от кино. Но каким бы сумасшедшим ни казался Альмодовар в глазах удивлённой планеты, даже он видит Испанию через прозрачные стенки гудящего блендера, смешивающего ингредиенты в эталонный гаспачо. 

Так что включайте “Женщины на грани нервного срыва” и, сдавшись на милость гениальной игре и самообладанию Кармен Мауры, записывайте рецепт настоящего гаспачо а-ля Альмодовар: 

Томаты, огурец, перец, лук, зубчик чеснока, оливковое масло, соль, уксус, черствый хлеб и вода… Секрет в том, чтобы хорошенько всё перемешать.

Buen provecho!

Приятного аппетита! 

Нона Оганян

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 4 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии