ART RUSSIA в Гостином

В Москве прошла новая ярмарка современного искусства
Ян Авриль | Fitzroy Magazine

Казалось бы, зачем ещё одна? Есть же COSMOSCOW, основанная Маргаритой Пушкиной, проходящая с 2010 года. Стоимость работ от 500 евро до 300 тысяч (тоже евро, разумеется).
Есть новая DA!MOSCOW Владимира Овчаренко, составившая ей конкуренцию в прошлом году. Работы от 2 тысяч рублей до “сколько хватит фантазии”.
Причём все они проходят в Гостином Дворе, ставшим после ликвидации ЦДХ основной площадкой для игрищ современного искусства России. И это не считая Винзавода и прочих регулярно вспыхивающих проектов. Есть из чего выбирать.

От барабана Страдивари к сундуку Малевича

Может быть, у нас бум современного искусства? Толпы коллекционеров прочёсывают выставки в
поисках молодых талантов? Нет, мировая мода на русское искусство давно схлынула, а после КРЫМНАШ её остатки добили западные медиа. Если в тренде “русские оккупанты с их гибридной войной”, то как-то неудобно параллельно рассказывать про наличие в этой ужасной России талантов и какой-либо живой арт-деятельности. (Исключение — стиль “грязь и мерзость наследия поганого Совка”, типа “коммунальной квартиры” Кабакова. Это могут и похваливать). Гентская афера четы Топоровских (они уже арестованы) едва окончательно не пришибла последний ликвидный актив — русский авангард. Теперь и на него начали посматривать косо — фальшивки пошли промышленным потоком. (Проходимцы умудрились в числе прочего почти буквально воспроизвести известный анекдот про “барабан Страдивари”, выставив якобы настоящий “сундук Малевича”). Галеристы жалуются, что “все серьёзные коллекционеры уехали”, а новых не предвидится.

Что не мешает молодым дарованиям бравурно рассказывать на камеру про свои творческие и деловые успехи и текущие продажи по 15–25 тысяч долларов “за одну работу”. После “стоп, снято” плавно переходя к “есть совсем нечего, купите мне выпить в буфете”.

При этом, талантов на самом деле хватает. Как им не быть — Россия же, они у нас не переводятся, даже несмотря на все попытки их окончательно извести за последнее столетие. Другое дело, стоит ли их искать на огромных, шумных и пафосных ярмарках, или лучше отправиться в закрытые пространства модных галерей вроде Триумфа или Omelchenko Gallery? Но это уже на любителя, примерно как пойти отобедать на модный фудкорт или в маленький семейный ресторан. Впрочем, Omelchenko из своего комфортабельного подвальчика в Староконюшенном делает периодические вылазки. Вот и новое начинание не обошла стороной.

Аркаша-fair — без князей, но с Кшесинской

На открытии хватало народу. Пусть и не такого роскошного, как на ноябрьском Антикварном салоне всё в том же Гостином Дворе. (Увы, приходится постоянно повторять, без возможности заменить аббревиатурой, всё же ГД — это Госдума, находящаяся совсем неподалёку). Где среди гостей кого только не было, включая улыбчивого и вежливого бородатого симпатягу Великого Князя Георгия Михайловича (Романова-Гогенцоллерна) и Божену Рынску. У современного искусства жемчуг был помельче.

Прогуливаясь меж стендов, поймал себя на мысли, что уже третий раз слышу доносящееся издалека со сцены словосочетание “ярмарка Аркаша”. Потом сообразил, что это, конечно, та самая АRT RUSSIA в переводе стареньких гостинодворских динамиков. Местная локализация, знакомые с девяностых воляпюки типа Коммерсант-Daily и Иванушки-International. Хотя могло быть и хуже. Вон в Риге в позапрошлом году основали RIBOKA. Поди догадайся, что это RigInternational Biennial of Contemporary Art. Слышится-то Reebok, а поисковики и вовсе не сразу разобрались и попервоначалу выдавали ссылки на Настю Рыбку.

Среди удач выставки, пожалуй, можно назвать неплохие фотографии. Да, это не Сергей Борисов, чьи работы регулярно продаются на Sotheby`s, и не Владимир Чикин, у которого недавно открылась выставка “Балет и Город” при Малом зале Московской Консерватории. Но действительно качественные работы, такие и впрямь можно представить в современном городском интерьере — умиротворяющие пейзажи, напоминающие разводы на мраморе, застывшие воды и припорошённые снегом валуны, колония пингвинов на островке… Так, минуточку — сколько-сколько это стоит? Нет, тогда лучше всё же обратиться к Sotheby`s. Те же деньги, зато с сертификатом.

 

Сразу пробегаем мимо постоянно всплывающего стиля “гламур на вернисаже в Измайлово”. Не очень понятно, на кого рассчитывали галеристы. И тут: здрасьте, давненько не виделись — по глазам внезапно бьёт “отрыжка соцреализма”, которую с маниакальным упорством нам пытаются выдать за современное искусство. Ладно бы какой-нибудь Гелий Коржев, так ведь и до него далеко.

Как и на любой российской выставке, играем в “угадай художника”. Присутствуют: непременный “Ворхол”; довольно корявый “Рой Лихтенштейн” — видно, что английский алфавит автору явно не родной; живописные уродливые мясистые тётки — отечественный “Люсьен Фрейд”; обожаемый нищими духом “Сай Твомбли”, чьи миллионы за серию “Классные доски” годами будоражат умы. Я не угадал только прародителя поясного портрета Кшесинской, с уехавшим куда-то вправо лицом, но тоже что-то очень напоминает. Рядом живописный Невзоров. Но тоже не дотягивает до вполне живого оригинала — тот значительно страшнее.

Не обошлось и без “перформансов”. В отдельном боксе несколько фигур, наглухо затянутых в белые трико, полностью — включая лица, часами извиваются на полу или прохаживаются меж зрителей. У подошедшей ко мне “белой дамы” сквозь синтетическую ткань просвечивали трусики и простецкий бюстгальтер. Такой “Бартенев в бюджетном исполнении”.

Трон для девочек и Церетели в кармане

Гвоздь программы — “Денежный трон Х10”.  “Совместный проект художника NN с миллиардером ХХ”, “стеклянный трон, наполненный $1 000 000”, как написано в пресс-релизах. Угловатая конструкция в виде кресла, из чего-то, напоминающего оргстекло, нафаршированная американскими дензнаками. Бог с ним, с художником, но насчёт миллиардера как-то сомнительно — он не может не знать, что “лимон баксов” сотенными занимает куда меньше места. (Влезает в обычный кейс-”дипломат”, как рассказывал мне друг юности Илюша М., а уж он в миллионах знал толк. Если бы его не застрелил снайпер в 93-м на выходе из собственного банка, у него бы уже к нулевым был бы тот самый миллиард, без которого, по уверению эксперта Полонского, можно идти только в известное место). На “троне” фотографировались в основном девчушки-”дакфейс” и дамочки “в поиске”, неистово делая селфи. “Солидные господа, знающие цену деньгам” аттракцион игнорировали, как мне кажется, не без оснований подозревая, что им подсунули “куклу”.

По территории выставки бродил вездесущий Александр Петрелли, постоянный посетитель практически всех культурных событий Москвы, со своей мобильной галереей “Пальто”. Время от времени он распахивал полы своего совершенно обычного чёрного пальто и демонстрировал всем желающим маленькие работы, прикреплённые изнутри к подкладке. От стремящихся поглазеть отбоя не было! Многие прославленные художники давно создают произведения специально для этой галереи. (По уверениям владельца, приобщился даже Зураб Церетели, но как он там уместился, представить невозможно!) И удастся ли всей развесистой “Аркаше” со временем достичь известности Петрелли, ещё большой вопрос.

В целом публика была интереснее экспонатов. Бородатые ламберсексуалы с закрученными усами, девицы с ярко выбеленными или подсиненными волосами, дама со сварочной маской на голове. Всё вперемешку с выпирающими животами, стройными ногами от ушей, пластикой лица и ботоксом, дедами в костюмах, парочками подростков, интеллигентными дамами с истекающим сроком годности и озабоченными консультантами с бейджами, всё ещё надеющимися что-то продать. Вот оно
современное искусство, вот вам живой нерукотворный ART, вот вам реальная RUSSIA, в конце концов!

Так засмотрелся, что едва не влетел в какого-то искусственного носорога размером в 1/3 натурального, стоявшего прямо на полу, и которому не хватало только сверху стеклянной столешницы с небрежно разбросанными модными журналами.

Вы спросите, почему при таком обилии упоминаемых фамилий не назван ни один из участвовавших в ярмарке “творцов современного искусства”? Тут всё просто: если там и оказались таланты, то они непременно пробьются, и о них широкая публика ещё услышит при более благоприятных обстоятельствах.

А остальных я просто не запомнил.

Максим Брусиловский

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться