Финансы 20.01.2022

Как потратить 400 миллиардов рублей и списать долги

Время на чтение: 5 минут

Громкая история с долгами «Роснано», кажется, подошла к своему финалу. Госкорпорация заключила первое соглашение по долговым обязательствам с крупнейшим кредитором – ПАО «Совкомбанк». 

Документы были подписаны 30 декабря 2021 года, но общественности сообщили только в середине января 2022 г. В итоге расходы на содержание кредитов снижены и выплаты продолжатся по графику в этом году. Соглашения предусматривают, что корпорация продолжит проводить политику привлечения венчурных инвестиций, которые помогут не только погашать проценты по кредитам, но и в дальнейшем вкладывать в развитие в производство инновационных российских компаний. 

О кризисе и возможном банкротстве «Роснано» стало известно в ноябре прошлого года, когда корпорация заявила, что не может выплатить проценты кредиторам, обеспеченных государственными гарантиями.

Скандал разразился с новой силой после того, как Анатолий Чубайс пожаловался на высокие проценты по кредитам для “Роснано” и потребовал списать долги перед банками в размере почти в 55 млрд рублей. Эта новость удивила, кажется, всё экономическое сообщество страны, ведь до этого новое руководство “Роснано” убеждало инвесторов сделать реструктуризацию по кредитам, которые обеспечены гарантиями государства. 

Первые сигналы, свидетельствующие о том, что самая инновационная компания, созданная на деньги государства, не может расплатиться по долгам, появились ещё в декабре прошлого года, когда госкорпорацию покинул её создатель Анатолий Чубайс. В отставку его отправил президент Владимир Путин. А агентство Fitch понизило кредитный рейтинг “Роснано” до уровня ВВВ.[i]

Новое руководство попыталось выровнять ситуацию, и поначалу это ему вроде бы удавалось — на протяжении трёх кварталов “Роснано” показало положительную динамику. Но проценты по краткосрочной задолженности резко выросли с 5 до 16 млрд рублей из-за нарушения ликвидности по одному из видов облигаций.

При этом в августе прошлого года в прессу просочилась информация, что госкомпания ведёт переговоры с акционерами о дополнительном финансировании. В итоге 19 ноября как гром среди ясного неба прозвучало заявление “Роснано” о том, что оно не готово исполнять свои финансовые обязательства. 

При этом в сообщении говорилось, что руководство компании открыто для переговоров о реструктуризации долга и до 2021 года не было просрочек по выплатам. На заявление сразу же отреагировала Московская биржа, которая приостановила торги по облигациям “Роснано”. И теперь, судя по всему, вся надежда у руководства корпорации — на господдержку. 


Роснано

Исчезнувшие 405 000 000 000 рублей

По данным газеты “Ведомости”, за 14 лет своего существования “Роснано” получило от государства почти 405 млрд рублей инвестиций. Первый транш поступил на счета госкорпорации в 2007 году —130 млрд рублей в качестве имущественного взноса при создании “Роснано”. В 2009 выяснилось, что большая часть этих денег никак не используется, а просто лежит на счетах в разных коммерческих банках, и в том же году пришлось вернуть половину.

Но уже через два года на баланс “Роснано” из госбюджета переведено 49,4 млрд рублей. А в 2020 году государство оказало корпорации помощь в виде взноса в уставной капитал в размере 1,8 млрд рублей. 

При этом в 2010 году Владимир Путин распорядился обеспечить госгарантиями облигации “Роснано” на 53 млрд рублей. А к 2018 году эта сумма увеличилась до 252 млрд рублей! После этого правительство решило больше не предоставлять помощь компании. 

Макропомощь нанопромышленности

За 14 лет своей работы госкорпорация смогла реализовать только 109 проектов, вложив в них 500 млрд рублей. Самый крупный из этих проектов — строительство завода по производству солнечных модулей. 16 млрд профинансировало “Роснано”, еще 6 млрд добавил Виктор Вексельберг. Вот только по итогам прошлого года чистая прибыль предприятия оказалась всего 32 млн рублей. 

Более 12 млрд потратили на создание производства поликристаллического кремния и моносилана. Деньги перечислили компании, зарегистрированной на Виргинских островах (известный офшор), и, вероятно, они там и остались, так как производство не запустилось. Тут напрашивается старая шутка про полимеры, но если вспомнить, что потрачены бюджетные — то есть наши с вами — деньги, то становится уже не так весело.

Реально действующий на сегодняшний день проект госкорпорации — это Новосибирский завод по производству литий-ионных аккумуляторов. Предприятие создавалось совместно с китайскими инвесторами, которые вскоре решили уйти, и в 2016 году компания обанкротилась. Но предприятие всё же удалось запустить заново, и в прошлом году выручка составила целых 186 млн рублей. Впечатляет — если не знать, что вложено в этот проект было 12 миллиардов. 

Гордость Анатолия Чубайса — фирма Plastic Logic, которая получила более 9 млрд рублей на развитие гибких дисплеев. Их топ-менеджер даже показывал Владимиру Путину, презентуя устаревшую технологию как прорыв технической мысли. Удивительно ли, что в итоге компания закрылась?

Убыточным оказалось и ирландское предприятие по созданию микрочипов, куда вложено более восьми млрд рублей. Его сейчас передали “Ростеху”, сообщают “Ведомости”.

При этом проект Чубайса финансирует и научные разработки в области нанотехнологий, вот только роль российских продуктов на мировом рынке становится всё менее значительной. Если ещё в 2019 году это было 22%, то сейчас всего 14%. Это притом что исследования в основном идут в нефтегазовой сфере, так важной для России. 

По итогам прошлого года из компаний, которые финансировала госкорпорация, половина убыточна, три фирмы обанкротились и ликвидированы. Общий убыток — 6 млрд рублей. 

Деньги брать не заставляли

За 14 лет “Роснано” удалось привлечь более 300 млрд частных инвестиций. Банки и различные венчурные компании охотно покупали облигации госкорпорации, понимая, что риски минимальны. В случае банкротства компании Чубайса заплатит государство. 

Именно на это и стал жаловаться бывший глава “Роснано”, сетуя, что коммерческие финансовые структуры воспользовались ситуацией и кредитовали его компанию под высокие проценты. Именно поэтому сегодня нужно списать 55 млрд рублей долга. С доводами Анатолия Чубайса согласились и в “Роснано” (что, впрочем, не удивительно).

Нельзя извлекать прибыль при кредитовании, если банк осознаёт, что сделка нарушает интересы заёмщика и выбранная схема заёмного финансирования в долгосрочной перспективе приведёт к существенным финансовым потерям “Роснано”, — говорится в претензиях компании, которая предлагает не возвращать 38 млрд рублей “Совкомбанку”, 16 млрд рублей — “Промсвязьбанку” и еще 0,85 млрд рублей — “Ак Барс Банку”.

На это финансовые организации ответили, что с “Роснано” кредитный договор заключался на добровольных началах, никто не заставлял руководство брать деньги, а значит, теперь нужно их возвращать, а не жаловаться спустя годы на проценты. 

После таких финтов Анатолия Чубайса возник неприятный прецедент, когда государство вроде бы стремилось заскочить в поезд под названием “инвестиции в науку” и готово было выделять на это достойные деньги в надежде, что это направление выстрелит, а в результате — финансовые убытки и репутационные потери.

Сам же автор нанокорпорации, как это уже не раз бывало, вовремя и безболезненно ушёл в тень, несмотря на всё, ещё и получил неплохие дивиденды. Вот только непонятно: а сам-то Анатолий Борисович верил в далёком 2008 году в успех этого предприятия или всё было направлено исключительно на то, чтобы однажды на новогоднем корпоративе под аплодисменты подчинённых сказать свою легендарную фразу: “У нас очень много денег”?

[i] “Хорошая платежеспособность, однако неблагоприятные деловые или экономические условия с большой вероятностью могут ухудшить её”.

Артём Кол

2
1
2
1

Комментарии

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии