Мнения 02.07.2021

Русский с украинцем — небратья навек?

Казалось бы, очень давно — целых тридцать лет назад — распался Советский Союз. Тогда же треснула, а затем рухнула в пламени Югославия, через два года кончилась Чехословакия. Отношения между Россией и соседями с тех пор хуже и хуже, в распрях экс-югославских государств погибло не менее 200 000 человек, а чехи со словаками, даже вступив в Евросоюз, продолжают ехидно обмениваться колкостями. Вот забавно, по какой причине в наших отношениях с украинцами сам чёрт ногу сломит? Одна религия (если не брать униатов-галичан), схожий язык, традиции, кухня. Знаем друг друга как облупленных, сотни лет бок о бок живём — и при этом постоянные обиды, ссоры, осложнения… Да только ли с украинцами? Вспомнить хотя бы поляков — тоже вроде бы как братья-славяне, но мы за всю историю жесточайше воевали с Польшей десятки раз: то Варшава пытается посадить в Москве своего царя, то наоборот. А возьмём Болгарию, за освобождение которой от Турции заплачено множеством жизней русских солдат. Благодарности от “братушек” ждать не пришлось: и в Первую, и во Вторую мировые войны болгары в качестве союзников радостно примкнули к нашим врагам.

Колбаса, лягушки и кровь

Тут реально призадумаешься. Отчего мы легко прощаем далёкие от нас нации, но в отношениях с братьями рулит крепчайшая обида? Гитлер уничтожил в СССР 27 миллионов человек, почти утопил страну в крови. Однако спустя 76 лет отношение к немцам у русских отличное, а Германия общается с Россией куда лучше других стран ЕС — например, поддерживая строительство того же “Северного потока‑2”. Зато с близкими по крови соседями вроде Польши и Украины дела идут ужасно. Анализируя всемирную историю, узнаёшь: самые плохие отношения — конкретно у братских стран, родственных по культуре и традициям.

Но, чёрт возьми, почему?!

13 лет назад американский профессор-экономист Ромэйн Вачяр провёл тщательное научное исследование международных конфликтов, начиная с 1816 года. Оказалось — всё дело в генетике. Вачяр научно доказал бесспорную вещь — чаще всего воюют друг с другом… генетически близкие народы. Общение родственников складывается неважно: на 10% “наций-братьев” пришлась четверть (!) всех войн на планете. Чем ближе кровное родство народов, тем хуже отношения. Взаимная нелюбовь сербов с хорватами тянется сквозь века: говорят на одном языке, но яблоком раздора служит религия: сербы православные, хорваты католики. Французы по их генетическому коду — почти что кровные братья немцам, однако сражались друг с другом достаточно часто, да и сейчас на бытовом уровне одних зовут “колбасниками”, других — “лягушатниками”. Исторически не сложилось дружбы у Испании и Португалии — хотя португальский язык куда более родственен испанскому, чем наречия каталонцев и басков. Немцы не питают приязни к Британии — а ведь жители “туманного Альбиона” произошли от древнегерманского племени англов, да и правящая ныне в Соединённом королевстве Виндзорская династия до 1917 года носила название Саксен-Кобург-Готской. Сами англичане презрительно относятся к американцам: хотя всего 250 лет назад граждане США сами были по происхождению англичанами. Дважды, когда Россия и Германия воевали всерьёз (в 1756 и 1914 годах), русский трон занимали цари с немецкой кровью — от 50% (императрица Елизавета Петровна, сокрушившая Пруссию) и больше (германский кайзер Вильгельм II приходился Николаю II Романову троюродным дядей, и называл его “кузен Ники”).

Разборки из-за культуры

Согласно мнению Вачяра, если у вашей и другой нации совпадает 80–100 генов, это автоматически способно обеспечить вражду. Чем больше общих совпадений в культуре, традициях, кухне, тем больше поводов к войне. Удивляться тут нечему — всё, как и в обычной жизни. Оскорбление от близкого родственника ранит куда больнее, чем обида, нанесённая незнакомцем. То, что простится чужому, не простят своему. Если братья в семье ссорятся, то после не разговаривают годами. Люди, у которых в жилах течёт одна кровь, очень чувствительны друг к другу. Любая оплошность заседает в памяти навечно.

С этим трудно не согласиться. Абхазы и осетины, коих роднят с грузинами стиль одежды, обычаи, танцы и еда, мягко говоря, напряжённо относятся к Грузии. В Ираке меня удивляло, что местные арабы, с лёгкой неприязнью говорившие о курдах, к своим единоязычным братьям в соседней Сирии ощущали ненависть — “они всегда нам мешали, во всё лезут”. Кровавый многолетний конфликт арабов и евреев, относящихся к родственной (семитской) группе народов, за последние 75 лет и вовсе стал притчей во языцех. Если братья любят — то безумно, если ненавидят — то попросту до озверения. Похоже на спор близнецов, кто первый появился на свет: каждый желает найти доказательство, что именно он основал культуру, к которой относятся оба народа… Чем не наша дискуссия с украинцами по поводу Киевской Руси, кто откуда ведёт свои корни, или атомные разборки в Интернете насчёт национальной принадлежности борща? По версии профессора-американца, народы-братья соперничают и в мирное время. Ромэйн Вачяр изучил заседания ООН с 1946 года, и выяснилось смешное: чаще всего предложение одной страны “валит” близкое ей по крови государство — просто из вредности. Даже если идея хорошая.

Не давайте в долг и не деритесь

Что же делать народам-родственникам, дабы избежать ссор и военных столкновений? Ответ очевиден. Несмотря на то, что возможность конфликта изначально заложена в наших генах, надо вести себя осмотрительно — как в семье. Взвешивать слова, которые могут вызвать раздражение, аккуратно давать в долг (понимая, что могут и не отдать), не вмешиваться в разборки с другой роднёй и чётко понимать — характер брата может быть значительно сложнее, нежели у соседа-француза. Тогда всем нам будет куда проще.

Правда, не следует и забывать — это правило должно касаться обеих сторон.

Георгий Зотов

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Комментарии